«Учиться, и когда придёт время,
прикладывать усвоенное к делу - разве это не прекрасно!» Конфуций
«Der Übersetzung Kunst, die höchste, dahin geht,
Zu übersetzen recht, was man nicht recht versteht» Friedrich Rückert

ШКОЛЬНАЯ НАГРУЗКА КАК ПОВОД  ДЛЯ ТРЕВОГИ

С окончанием каникул заканчивается и свободное время у школьников. Для многих из них и их родителей снова начинается погоня за высокими результатами. При этом психологи и специалисты в области образования предупреждают о том, что стремление получить хорошие оценки это не самое главное в учебе. Гораздо важнее для будущей успешной взрослой жизни мотивация к ней и тяга к знаниям.

Когда Титус Дитманн хочет показать, что думает о школе и учебе в Германии, он поднимает руки над головой, складывает их в воронку, показывая, как учеников буквально пичкают знаниями. Затем он склоняется над своим столом и стонет так, как будто ему не по себе. Немудрено, что при такой нагрузке в одно ухо влетает, а из другого вылетает. В конце учебы от полученных знаний остается совсем немного, потому что не было стремления их получить. Но до сих пор пока оценки хорошие, все довольны.

Титус Дитманн, которому сейчас 67 лет, в 70-е годы прошлого века сделал популярным в Германии катание на скейтборде. Им же была основана фирма «Титус», долгое время занимавшая лидирующие позиции по производству скейтбордов. По его словам, он за 30 лет своей работы на фирме никогда не принимал на работу сотрудников по их оценкам в аттестате, т.е. не спрашивал какие они у них высокие или низкие.

При этом самому Дитманну довелось поработать учителем в гимназии города Хамм земли Северный Рейн-Вестфалия, где он несколько лет вел уроки физкультуры и географии в классах с 5-го по 13-й. Так что ему хорошо известно, что значит ставить оценки за контрольные работы и вручать аттестаты. Правда, делать это Дитманну никогда не нравилось.

Весь вопрос в том, почему?

Казалось бы, это просто, поясняет Дитманн. Но вообще-то все наоборот. Дело в том, что в наших школах обучение сводится к тому, чтобы вдалбливать знания и опрашивать учеников. Это то, что сегодня понимается под получением образования. Вот только знаний в нем маловато!

Для того чтобы пояснить, что он имеет ввиду, Дитманн выходит из офиса и спускается в свой скейт-парк в городе Мюнстер. Там он показывает, видавшую виды доску для скейтборда, которую он привёз из столицы Афганистана. Дитманн  и его компания «Skate-Aid» возглавляют социальные проекты во многих странах мира. В 2015 году он был избран послом образования на отраслевой ярмарке «Дидакта». Скейт в ужасном состоянии, просто бесполезный хлам, но мальчик, который катался на нём, ни за что не хотел его отдавать. Всё-таки ему удалось уговорить мальчика обменять свой старый скейт на новый. Дитманн взял эту доску для скейтборда  с собой в Германию, в качестве аргумента для демонстрации желания ребёнка увлечённо заниматься тем, что ему нравится.

Да, все это здорово, но какой толк от занятий скейтбордингом?

На первый взгляд вроде бы никакой, отвечает Дитманн. Да и многие взрослые считают это бесполезной тратой времени. Однако катание на скейтборде приносит молодёжи реальное удовольствие и массу положительных эмоций. Именно поэтому оно очень популярно у них.

Дитманн полагает, что при этом у детей развиваются способности, которые сегодня ценит каждый работодатель: работоспособность, сила воли, креативность и стрессоустойчивость.  Здесь всё как в жизни – постоянное движение, падения и подъёмы, причём без помощи учителя, тренера или родителей. И самое главное, без принуждения и по собственной воле.

А какое отношение это имеет к школе?

По мнению Дитманна там также необходимо пробиваться самому. А для этого нужно стать человеком, вольным в своих действиях, мыслях и поступках, иметь волевой характер, быть сильной личностью. Регулярно проводимые социологические опросы показывают, что и родители немецких школьников желают того же. Они хотят, чтобы их дети становились сильными личностями, уверенными в себе, готовыми к решительным действиям по защите своих интересов. Цель родителей воспитать в своих детях самостоятельность, социальную ответственность и деловую активность.

Но становятся ли подрастающие дети такими, как воспитывают их родители?

Между тем, чего хотят родители от своих детей, и тем, как они их воспитывают, есть большая разница, считает Юлиус Куль, психолог из Оснабрюкского университета. Куль и его коллеги исследовали в своих научных работах, какое влияние оказывают на развитие школьников удовольствие от учебы, честолюбие, стресс и конкуренция, и какую роль при этом играют родители? Школа, утверждает психолог, стала источником постоянно нарастающего стресса. Для педагогов, родителей и учителей в современных стрессовых обстоятельствах очень тяжело создавать условия для достижения поставленных целей. Шесть недель школьных каникул значат для многих учеников,  прежде всего,  шесть недель полной свободы. Шесть недель для того чтобы передохнуть и отвлечься от школы. Но когда начинаются занятия, снова появляется тревожность из-за учебы, связанная с необходимостью отвечать на уроках в классе, делать контрольные работы и писать рефераты. Кроме того, нужно еще выполнять массу всевозможных тестов, как международных, например «Pisa» (Программа международной оценки учащихся) или «Iglu» (Международное исследование качества чтения и понимания текста), так и федеральных. Наряду с этим в рамках сравнительного  теста «Vеrа» в третьих и восьмых классах проводятся учебные опросы, показывающие уровень эффективности на основе образовательных стандартов, принятых конференцией министров образования.

Для чего же это все нужно? Может быть, благодаря тестам наши дети будут лучше подготовлены к взрослой жизни?

Кажется для воспитания деловой активности этого более чем достаточно. Все большее количество выпускников школы продолжают свою учебу. В отчете о состоянии образования за 2016 г. отмечается, что в последние десятилетия уровень образования населения постоянно повышался. Вот только посещение школы доставляет немецким детям все меньше радости. В ходе реализации исследовательского проекта „Children’s Worlds“, проведенного британским Йорским университетом и университетом имени Гете во Франкфурте, были опрошены 56 000 детей из 16-ти стран различных континентов. Большинство детей ответили, что они довольны своими школами. Ни в одной другой стране кроме Германии не оказалось столько детей, которые заявили, что они посещают школу неохотно или крайне неохотно. На вопрос, насколько школьники довольны своими оценками, каждый пятый немецкий ребенок признался, что он неудовлетворен ими. Погоня за отличными отметками изматывает как детей, так и их родителей. Одновременно педагоги задаются вопросом, какой в этом смысл?

По мнению президента Немецкого профсоюза учителей Йозефа Крауса оценки сегодня больше не являются показателем достоверности знаний, как это было прежде. В настоящее время дальнейший успех в карьере мало зависит от оценок в аттестате, хотя многие немцы по-прежнему в это верят, о чем свидетельствуют результаты недавнего опроса. Краус полагает, что сейчас можно говорить  об инфляции отличных оценок. За последние 10 лет во многих федеральных землях ФРГ в несколько раз увеличилось количество аттестатов с отличием. Сплошные пятерки у всех наводят на невеселые размышления. С другой стороны, Краус опасается, что ученики из собственного честолюбия или же под давлением родителей, так растрачивают себя в погоне за отличными оценками, что у них не остается больше сил на дальнейшую учебу или приобретение профессиональных навыков. Будучи директором гимназии в Нижней Баварии Краус подготовил 22 выпуска абитуриентов. Он считает, что абитуриент-хорошист с широким кругом интересов всегда имеет лучшие перспективы заняться чем-то новым  и преуспеть в профессии, чем выпускник — отличник, перегоревший от стресса при учебе в школе. По окончании школы молодежь снова одолевают заботы о своем будущем. В ходе телевизионного опроса  почти половина респондентов-выпускников заявили, что они не знают, какую профессию им выбрать. Каждый пятый из них находился в полном неведении о том, чем ему заниматься в дальнейшем. После школы молодежь просто не знает, куда ей податься.

В тоже время остается высоким число студентов бакалавриата, бросивших учебу. На многих специальностях преждевременно бросает учебу почти одна треть обучающихся. Более сорока процентов студентов, из числа поступивших  на специальности математика и информатика, прекращают учебу. В некоторых случаях студенты обнаруживают, что им ближе изучение другой специальности, ведь ошибаться может каждый. Правда, за изменением взглядов часто кроются драмы и внутренняя борьба. В конце концов, речь идет о понимании того, как обустроить свою жизнь, чего можно добиться и  кем стать. Для принятия подобных решений нужно себя хорошо знать. Одни лишь оценки не открывают молодым людям дорогу в будущее, где они в полной мере смогут проявить свои таланты.

Но на что же стоит ориентироваться школьникам и как им установить планку на той высоте, которую они в силах преодолеть? И вообще останется ли у них на это время при стрессовых нагрузках в школе?

В 1876 г. английский натуралист Чарльз Дарвин писал в своей автобиографии, что он не обладал особым даром проницательности как  некоторые гениальные люди. Превосходство Дарвина над своими современниками заключалось в том, что у него была великая тяга к естествознанию. Гениальный физик Альберт Эйнштейн признавался, что он не особо одаренная личность, просто в нем всегда горела жажда познания чего-то нового. Немецкий биолог и лауреат Нобелевской премии Христиана Нюсляйн-Фольхард созналась, что не была примерной ученицей. За свой экзамен на аттестат зрелости она получила удовлетворительную оценку. Однако родители не докучали ей по поводу отметок, а давали свободу заниматься тем, что ее интересовало, различными темами, предметами и вопросами. Ведь всем известно, что нужно заниматься тем, чем интересуешься. Было бы здорово, если подрастающее поколение с таким же интересом смогло бы изучать как математику, так и латынь. К сожалению, на практике дело обстоит совершенно иначе. Родителям очень нравятся истории о посредственных учениках, которые добились успеха во взрослой жизни. Причем главным образом тем, чьи дети пытаются отлынивать от учебы. Подобные истории для них будто бальзам на сердце. И все же многие родители не верят в то, что их дети после школы сами смогут определиться в жизни. Поэтому они нанимают дорогих репетиторов, стараются, чтобы их дети уделяли как можно больше времени учебе, и требуют от них отличных оценок.

Но разве не влияют плохие отметки на дальнейшую судьбу ребенка, а хорошие оценки наоборот служат мерилом его успешности?

Для того чтобы ответить на эти вопросы обратимся к истории Оскара Хайдна, профессора космического движения кафедры двигательных систем Мюнхенского технического университета. Перед его офисом в г. Гархинг стоят детали ракет и турбомашин. Оскар считает, что людям нравится все, что связано с техникой. Он вместе с коллегами из других стран занимается разработкой экологичного топлива для ракет и спутников. При этом, когда Хайдн ходил в школу, самыми ненавистными предметами для него были математика, физика и английский язык. Его школьный аттестат стыдно было показать даже ближайшим родственникам, потому что в нем стояли сплошные тройки. Этим летом ему снова придется сидеть в приемной комиссии своего университета. Хотя начиная с 2000 г. у них отменили проходной балл для поступления по всем специальностям, тем не менее, с 2006 г. их вуз продолжает оставаться лучшим немецким университетом.   Абитуриенты с отличными оценками в аттестате благодаря этому зачисляются без экзаменов. Однако на собеседование в зависимости от специальности приглашаются также и абитуриенты с удовлетворительными оценками. В случае успешного прохождения собеседования они тоже становятся студентами. Мне совершенно безразлично, какие у них оценки, говорит Оскар Хайдн, ведь молодежь может допускать оплошности в учебе. Самое главное чтобы у студентов была жажда познания нового, пытливость ума и тяга к знаниям. Бианка Монцер это одна из абитуриенток, которая стала студенткой при содействии Хайдна. Еще подростком  она приехала в Баварию из Румынии без знания немецкого языка. Монцер рассказывает, что после окончания неполной средней школы ей советовали поступить в специальное среднее техническое учебное заведение. К экзамену на аттестат зрелости она пришла с минимальными баллами после реальной школы и техникума. Бианка хотела получить техническую специальность. 4 года тому назад в дождливый день Монцер сидела на собеседовании у Оскара Хайдна. Он спросил ее, под каким углом отлетают брызги капель воды от ровной поверхности и на этот вопрос она не смогла ответить. Сначала Монцер попыталась рассчитать угол с помощью математических формул, а затем начала описывать модели лабораторных экспериментов. Хайдн вспоминает, что ей и не нужно было давать правильный ответ. Тем не менее, она сохранила выдержку и попыталась ответить. Для него этого было вполне достаточно. В этом году Бианка заканчивает бакалавриат по инженерной специальности и поступает в магистратуру. Количество студентов, бросающих учебу в Мюнхенском техническом университете, минимально. На специальностях «Информатика» и «Математика» процент студентов прервавших учебу составляет в среднем по Германии от 43% до 47%, тогда как в Мюнхенском техническом университете это всего лишь 18- 19%. Нетрудно убедиться в том, что здесь их значительно меньше, чем в любом другом техническом вузе. Ректор этого вуза Вольфганг Херрманн руководит им с 1995 г. Из окна его рабочего кабинета в центре Мюнхена видно здание старой картинной галереи. Херрманн рассказывает о концертах, которые ежегодно проводятся университетом, а также о том, почему он ввел в учебный план для своих студентов занятия по искусству, музыке и социологии.  Он считает, что тем, кто хочет получить диплом технического вуза нужно иметь широкий кругозор. Ведь никому не нужны дипломированные узколобые специалисты.

Но тогда о чем же свидетельствуют оценки в дипломе?

Они свидетельствуют о том, говорит Херрманн,  какого уровня знаний достигли студенты на том или ином этапе учебы и являются показателем добросовестного отношения к ней.

А о чем нельзя судить по оценкам?

По мнению Херрмана по оценкам нельзя судить о социальных компетенциях, увлеченности своим делом, жажде познания чего-то неизведанного. Со временем он понял, что у плохих отметок есть веские причины. Это и школьная атмосфера, и обстановка в семье, и отсутствие поддержки со стороны родителей. Работа в приемной комиссии требует больших усилий, продолжает Херрманн. Но, в конце концов, мы находим студентов, для которых учеба  это главное, что благотворно влияет на успеваемость в академической группе. Проходные баллы им вообще не принимаются во внимание. Ведь отличные отметки не способствуют тому, чтобы после завершения учебы выпускник  вуза стал  отличным ученым, инженером или врачом. Для этого необходимо нечто большее.

В 1970-ом году американское космическое ведомство «НАСА» направила третью пилотируемую миссию на Луну. На космическом корабле «Аполлон 13» три американских астронавта отправились за образцами лунного грунта. Через несколько дней после запуска взорвался бак с кислородом. В космический центр поступило сообщение: Хьюстон, у нас проблемы. Последовавшая вслед за этим спасательная операция стала одной из самых обсуждаемых. Наземный персонал Хьюстона несколько дней боролся за то, чтобы команда космического корабля вернулась живой обратно домой. Руководитель полетов Джин Кранц тогда находился в Хьюстоне. Много лет спустя он рассказал одному журналисту о том, что произошло после взрыва кислородной емкости. Ему пришлось убеждать своих коллег в том, что благодаря совместным слаженным усилиям им удастся взять ситуацию под контроль. Поведение Кранца, демонстрирующее то, что из любой сложной ситуации практически всегда можно попытаться найти выход, стало примером для многих людей в мире. Он собрал вокруг себя небольшую группу сотрудников и живо взялся за дело. Через 143 часа после старта капсула с целыми и невредимыми астронавтами приводнилась в Тихом океане. Знание космической техники и законов физики помогло специалистам из Хьюстона найти правильное решение возникшей проблемы. Однако жизни астронавтов были спасены во многом благодаря их способности мобилизоваться в трудный момент и вере в свои собственные силы.

Профессор психологии Юлиус Куль вместе со своей сотрудницей исследовали факторы, влияющие на проявление в равной мере профессиональных умений и уверенности в себе. В Оснабрюкском институте раннего обучения и развития детей  Куль и его коллеги опросили почти 300 школьников 3-х и 4-х классов. Психологов интересовало, насколько сильно развиты у детей способности к самомотивации, обретению уверенности в своих силах, преодолению возникающих трудностей на пути реализации собственных планов. Эти способности они назвали личностными компетенциями.

В психологии понятие «Я» тесно связано с целостным представлением человека о самом себе и тем самым с его способностями и потребностями, ценностями и взглядами. Приобретаемый человеком опыт интегрируется во многие параллельно функционирующие структуры этого «Я». Благодаря этому, считает Куль, данный опыт всегда под рукой и им можно воспользоваться.

При взаимодействии с интеллектуальной сферой психики, отвечающей за переработку приобретенного опыта, у индивида формируется большое количество рациональных знаний, которые затем могут использоваться интуитивно. Таким образом, при принятии решений  можно перебирать в уме различные варианты, в действительности не прилагая для этого никаких усилий, добавляет Куль. Если, к примеру, кто-то провалил экзамен, то ему не следует делать из этого катастрофы, тем более, если у него есть уверенность, что он сдаст его в другой раз. Психолог говорит, что «Я» как система представлений индивида о самом себе, имеет доступ к вегетативной нервной системе. С помощью этого можно получить эмоциональную подпитку для того, что необходимо сделать. Она придает ему мужества, уверенности в себе или внушает энтузиазм. Однако, под влиянием стресса, беспокойства или чувства тревоги взаимодействие между сферами психики индивида нарушается. Доступ к личностным компетенциям тогда блокируется.

Профессору Кулю известно, что показатели успеваемости в школе всего лишь на 15% зависят от уровня умственного развития детей. Не менее важны взаимоотношения учителей и учеников, образование родителей и многое другое. Все же влияние умственных способностей на оценки может возрастать, если они коррелируют с соответствующими личностными компетенциями. В подобном случае появляется возможность использования своего ума в более полной мере. Соответственно, повышается и мотивация к учебе. Дети с хорошо развитой самомотивацией, которые в состоянии справиться с возникающими трудностями, будут учиться лучше, чем те, у которых она находится на низком уровне. Куль делает особый акцент на характеристике мотивации: является ли она только умственной или же к ней еще добавляется эмоциональная подпитка. Тогда, констатируют исследователи, улучшается и успеваемость. Эта форма мотивации оказывает такое же сильное влияние на отметки, как и умственные способности. Ученые называют ее радостью познания.

Была выявлена и еще одна форма мотивации, которая носит негативный характер, а именно мотивация, связанная с непомерными амбициями. По мнению ученых, она не оказывает положительного влияния на детей, ведь тот, кто просто хочет быть лучше других, на самом деле не улучшает свои результаты. Тем самым родители и учителя оказываются в сложном положении, говорит Куль. С одной стороны мерилом успеха в обществе является сравнение себя и своей жизни с другими людьми. Но если оно приобретает гипертрофированный характер, то может грозить истощением умственных ресурсов организма.

Наиболее оптимальным было бы, если бы радость познания перевешивала собственные амбиции. В дальнейшем к ней в качестве мотивации можно было бы добавить дух соревновательности и амбициозности. Совершенно обойтись без сравнения учеников в школе невозможно. Но нельзя допускать, чтобы лишь одни амбиции брали верх, подчеркивает Куль. Особенно сложно было тогда, когда родители занимали позицию, которую исследователи охарактеризовали как их чрезмерную озабоченность успеваемостью своего ребенка в школе. Такие родители сразу приходили в отчаяние при появлении проблем у детей в школе. Сравнивая их весьма скромные  показатели учебы с другими более успешными учениками, они начинали задумываться о том, сумеют ли их дети добиться успеха на своем жизненном пути. Такую позицию занимает как минимум треть всех пап и мам. В течение длительного периода времени ученые наблюдали, как она влияет также и на детей. Они проанализировали данные группы из 60 школьников, а именно их успеваемость, отношение к учебе и отношение их родителей к успеваемости своих детей в школе. Хотя все дети в группе учились одинаково хорошо, тем не менее, уже через полгода статистика показала значительное снижение успеваемости у тех учеников, чьи родители были  чрезмерно озабочены их успеваемостью.

Наблюдение за ними показало ухудшение у них концентрации внимания и проявление атихифобии или страха неудачи. У детей была нарушена способность опираться на свои собственные, только что сформированные личностные компетенции. Куль считает, что заботы родителей вполне обоснованы, потому что школьные оценки определяют дальнейшую судьбу детей. Все же очевидно, что здесь речь должна идти об умении ограждать детей от подобных забот. И прежде всего не следует увязывать отметки с положением ребенка в классе. Современные родители ежедневно проводят с детьми в среднем 80 минут, что на 10 минут больше, чем 10 лет тому назад.  И это несмотря на то, что сегодня занятость родителей намного выше, подчеркивает специалист в сфере образования Клаус Хурельманн. Это показывает, насколько важны дети для родителей.

В рамках программы «Shell», связанной с актуальными проблемами молодежи,  Хурельманн долгое время занимался изучением семей в Германии. Он установил, что хотя воспитательные цели родителей и не  претерпели существенных изменений, тем не менее, сама направленность воспитания стала иной. Она сместилась с социальной ответственности и самостоятельности на результативность, то есть способность добиваться необходимых результатов. Наряду с этим он также установил, что желание детей ходить в школу, особенно в младших классах, все еще остается на высоком уровне, однако в дальнейшем оно стремительно снижается. Детям трудно усидеть за партой и соблюдать дисциплину, особенно в период взросления. Они чувствуют себя, словно в тюрьме, говорит Хурельманн. В тоже время им мало предлагают того, что их действительно интересует. Им недостаточно возможностей для проявления собственной инициативы, которая понадобится во взрослой жизни.

Манфред Пренцель, уже несколько лет возглавляет ученый совет института, занимающегося перспективными направлениями научных исследований. Его офис расположен на площади Жандарменмаркт в Берлине. Он также является профессором в сфере проблем образования и, начиная с 2003 года вот уже в течение длительного периода времени координирует программу международной оценки учащихся «Pisa». По его мнению, тесты по программе «Pisa» помогают детям приобрести необходимые практические навыки. Выполняя их, они могут проверить сохранение и устойчивость своих знаний, приобретенных в школе. Пренцель считает, что учителя довольно часто дают неверную оценку выполненным классным работам. Зная о предстоящей контрольной работе, школьники заранее начинают заниматься зубрежкой. При ее повторном написании в следующем полугодии результаты нередко оказываются намного хуже.

Пренцель не хотел бы, чтобы знания улетучивались сразу после экзамена. Он говорит, пусть знаний будет меньше, но зато они будут лучше. Из учебных планов нужно выбросить все лишнее и оставить только то, что действительно важно, а именно те дисциплины, которые в дальнейшем пригодятся и в учёбе, и в жизни. И именно им следует отдавать приоритет. Однако в большинстве школ ученики боятся тестов, потому что они испытывают психологическое давление, диктуемое необходимостью показывать хорошие результаты. Кроме того тесты обостряют в них дух соперничества. К сравнительному тесту нельзя готовиться заблаговременно. Его итоги нужно воспринимать не как смертный приговор, а как стимул к более серьёзному и осознанному отношению к занятиям, как учеников, так и учителей. Пренцель полагает, что для того чтобы успешно справляться с тестами, нужно постоянно практиковаться в их выполнении.

Многие родители охотно рассказывают о том, какие плохие отметки у них были в школе по латинскому языку, биологии или математике, и в тоже время утверждают, что счастье их детей зависит от оценок. Так ли это на это на самом деле? Разве оценки для детей стали важнее? Нет, отвечает Пренцель, сейчас все абсолютно также. Немало случаев, когда выпускники-отличники терпят неудачу в жизни, а выпускники-троечники наоборот делают себе головокружительную карьеру.

Кристина Штимпель работает менеджером Немецкого представительства международной рекрутинговой фирмы по подбору персонала «Хайдрик энд Страглз» в Дюссельдорфе. Ее офис находится вблизи от Рейна в современном здании со стеклянным фасадом  и уютным интерьером.  Неподалеку расположен аэропорт. Она занимается подбором персонала на должности с окладом в 200 000 евро, главным образом для топ-компаний Германии и крупных частных предприятий. Раньше Штимпель была ветеринаром.  После учебы в вузе она поступила в ординатуру,  ну а в дальнейшем стала заниматься подбором персонала. Ей импонируют люди, которые ищут свою нишу в жизни.

Так как же складывается карьера типичного представителя топ-менеджмента в Германии? Штимпель начинает загибать пальца на руке. Во-первых, нужно изучить науку об экономике предприятия, во-вторых, получить практический опыт работы, в-третьих, пройти стажировку за границей и наконец, сделать карьеру менеджера. Для получения более подробных данных она проанализировала карьерный путь  членов правления своей фирмы. У половины их них сложилась специализированная карьера, ну а у остальных неспециализированная карьера, которая предполагает, что разные этапы своего профессионального пути работник проходит в качестве специалиста, владеющего разными профессиями и специальностями. Некоторые даже и не имели профессионального образования, но, тем не менее, успешно продвигались по карьерной лестнице.

Рекрутинговая фирма по подбору персонала «Хайдрик энд Страглз» дает рекомендации соискателям на ту или иную должность. Но сначала Штимпель проверяет поданные ими документы – профессиональные резюме и характеристики с места работы и лишь только после этого приглашает их на собеседование. При этом она, прежде всего, обращает внимание на то, как они вели себя в затруднительных ситуациях и как воспринимали неудачи.

Штимпель считает, что каждый может идти к цели своим, порой извилистым путем. Но карьеры не задаются также еще и потому, что люди слишком быстро пасуют перед трудностями. Поэтому соискателям, с которыми проводит собеседование Штимпель, должны быть присущи такие качества, как способность суметь снова подняться после постигших их неудач  и сила воли для продолжения движения вперед.

Каким же образом дети смогут научиться этому? Просто  продолжать учебу, даже если она не доставляет им удовольствия? Психолог Куль выяснил, что помогает детям в подобной ситуации. По его мнению, дети учатся лучше тогда, когда  есть тот, кто всегда рядом в сложной ситуации, тот, кто готов прийти на помощь, если они сами не в состоянии справиться с возникшими трудностями. Хотя это и вполне очевидно, но всё же ребёнок в этот момент действительно должен быть готов принять помощь. Но для этого ему нужно как бы открыться. При этом его не нужно подвергать страху, стрессу и давлению, иначе он замкнётся в себе.

Но как добиться того, чтобы ребёнок открылся? Все это сможет произойти лишь в том случае, если он чувствует себя принятым и понятым и не ощущает себя вещью, у которой есть своё предназначение, уверен Куль. Тогда родителям будет проще предложить ему свою помощь, дать возможность вновь обрести уверенность в себе и в дальнейшем суметь справляться со всеми трудностями самостоятельно. Правда, ребёнок не всегда нуждается в такого рода поддержке. Куль считает, что она не должна быть избыточной. Однако для него важно её почувствовать и понять, что можно рассчитывать на помощь, но в тоже время не терять уверенность в том, что можно также справиться и своими силами. Только так он сумеет приободрить себя и не сдаться сразу перед лицом трудностей. Суть в том, подытоживает Куль, чтобы предоставлять ребенку все больше свободы выбора образа действия.

Примером такого подхода может служить проектная работа школьников в общеобразовательной школе Бремен-Ост. В пятницу после первого урока ученики седьмого класса убирают свои тетради и папки и вместе с классным руководителем покидают здание школы. Сегодня проектный день и они направляются по тропинке к созданному на месте карьера небольшому озеру. Погода прекрасная, ярко светит солнце, поэтому некоторые дети решили искупаться и захватили с собой полотенца. На берегу, классный руководитель Хаан раздает им справочники для идентификации видов животных, растений, грибов или других организмов на основании архивных или собранных образцов или наблюдений в естественной среде обитания. Одни ученики получают в руки сачки, другие  тестеры для измерения концентрации ионов водорода и содержания нитратов. Затем Хаан обращается к ним и говорит, что через полчаса они должны снова собраться на этом месте. Ученики отправляются заниматься проектной работой.

Эрен, Ишан и Стефан объединяются в одну группу и распределяют обязанности следующим образом. Стефан рассматривает растение и описывает его, Ишан находит это описание в справочнике и зачитывает его, а Эрен записывает полученные данные. Они пробираются к берегу через кусты. Стефан, заметив цветы, спрашивает: «Что это за желтые цветы?». Ишан отвечает: «Одуванчики». Эрен говорит: «Они у нас уже есть, как впрочем, и вот эта береза».  Затем все вместе останавливаются около высокого желтого цветка и утыкаются в справочник. Стефан говорит Ишану, чтобы тот нашел в справочнике раздел «Береговые растения». Ишан считает, что этот цветок вроде бы похоже на калужницу болотную или…? Спустя некоторое время все трое согласно кивают головами. Ну, тогда записывай, говорит Стефан Эрен. За полчаса ученики обошли все озеро. Никто не доставал из сумок мобильник и не устраивался отдохнуть на скамейке. Все снова столпились на берегу, показывая друг другу крошечных водных насекомых в баночках. Кто-то зовет классного руководителя, чтобы показать ему свой улов. Хаан считает, что это просто роскошь проводить целый день, занимаясь проектной работой. Ведь она прекрасно помогает повысить интерес детей к изучаемому в школе предмету.

Общеобразовательная школа Бремен-Ост может позволить себе не только эту роскошь, не получая за это дополнительного финансирования и кадровой поддержки от местной власти. Школе приходится заниматься этим, потому что в противном случае у нее была бы масса проблем. В ней учатся более тысячи школьников, причем половина из них дети мигрантов. В классах средней ступени 350 подростков из семей, которые живут на социальное пособие для мигрантов. Поэтому она и считается проблемной школой. В ней хотят учиться больше детей, чем она может принять, в том числе и из других районов города. Директор школы Карин Петербурс объясняет, как она вместе со своими коллегами организует работу с детьми в своей школе. По ее словам, когда дети приходят в школу  в пятый класс, большое значение придается образовательной концепции социального обучения, которая продвигает культуру взаимоотношений и участия в знаниях, а также личностную и социальную компетентность учащихся. Целью социального обучения является конструктивное взаимодействие с самим собой и другими людьми, а также уравновешивание собственных, социальных и профессиональных навыков. На него в расписании отводится три часа в неделю. Учителя вместе с учащимися обсуждают способы разрешения назревающих и возникающих конфликтов и стратегии поведения в конфликтных ситуациях, и также дают рекомендации для сплочения класса. Затем раз в неделю в школе проходит проектный день. Приходится прикладывать немало сил, чтобы он прошел организованно. Ведь нужно совмещать различные предметы, планировать совместное посещение лабораторий, заранее намечать маршруты и придумывать задания. Но детям  нравится это и они охотно занимаются тем, что им потом пригодится при выборе профессии.

Директор и педагогический коллектив стремятся к тому, чтобы дети за время учебы в реальной школе хорошо подготовились к взрослой жизни. Как правило, все ученики оканчивают реальную школу, причем половина из них  продолжает обучение в 11-м и 12-м классах гимназии. Рассуждая на тему учебы, Карин Петербурс сетует на то, что зачастую учителя загоняют учеников в порочный круг погони за оценками, что приводит их к высоким уровням стресса и тревоги. Задача учителя вовремя разорвать этот круг и спросить самого себя, насколько успешна его мотивация детей к учебе, нравится ли им учиться, и вырастут ли они приспособленными к взрослой жизни?

Пропущенный учебный материал в школе ученик может наверстать с помощью учителя. Но гораздо важнее для учителя время, потраченное им на то, чтобы привить детям интерес к учебе, научить их ладить язык друг с другом и справляться с трудностями, потому что это те качества, которые им пригодятся и послужат в течение всей жизни. Для того чтобы не упустить из виду вот это главное, говорит Карин Петербурс, и учителям, и родителям нужно сделать все, чтобы детей  не слишком перегружали в школе. И лишь тогда  нагрузка перестанет быть поводом для тревоги.

 Перевод с немецкого А. Злобина, Д. Вяльшиной и Т. Злобиной.

Журнал “Der Spiegel”  2016 / № 35.

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий