«Учиться, и когда придёт время,
прикладывать усвоенное к делу - разве это не прекрасно!» Конфуций
«Der Übersetzung Kunst, die höchste, dahin geht,
Zu übersetzen recht, was man nicht recht versteht» Friedrich Rückert

Книжные списки Эко, Чуковский, Азов: 6 книг, которые стоит прочитать каждому переводчику

http://vozduh.afisha.ru/books/eko-chukovskiy-azov-6-knig-kotorye-stoit-prochitat-kazhdomu-perevodchiku/

Cразу хочу оговориться, что я не буду называть книгу Норы Галь «Слово живое и мертвое», потому что по ней начинающие работники со словом обычно выверяют свой язык, как по первым в жизни часам, — изгоняют из себя кальки и канцелярит чистейшим духом русского языка. Поэтому если кто-то хочет быть переводчиком, но еще отчего-то не прочел «Слово живое и мертвое», то он, скорее всего, еще просто не выучился читать.

Умберто Эко «Сказать почти то же самое. Опыты о переводе»
О чем эта книга Обо всем. Умберто Эко — человек, который не может просто сесть и состряпать что-то вроде «10 пунктов, по которым вы поймете, что переводчика набирали по объявлению». Обдумывая разговор о переводе, он попутно напишет обо всем, что сопутствует хорошему разговору о переводе: от языковой теории с разговорами о доминантах текста и актатных моделях — до простого и понятного разбора перевода как практики, как ремесла, как бесшовного перехода одного текста в почти такой же. Язык, текст, нарратив, сообщает нам Эко, — это огромная податливая система, ртутного вида облако знаков, смыслов, сигнификатов, репрезентаменов, линейных манифестаций, двойных и тройных подтекстов, интерсемиотических скачков, шуток и лилейных щек. Начинающему переводчику эта книга помогает понять, что цепляться за дословный, пословный перевод и исходные грамматические конструкции все равно что выбивать эсэмэски на камне зубилом. Никто не запрещает, конечно, но выйдет топорно, потому что в языке, кроме видимых слов и конструкций, есть много чего другого, что позволяет нам при переводе сказать если не то же самое, то почти то же самое, — и не делать это зубилом.

Зачем и кому читать Научные работы Эко похожи на его же романы. Эта, в частности, на роман «Имя розы», который сведущий читатель может прочесть как историко-философский труд, а несведущий — как увлекательный детектив. Оба они при этом получат от книги огромное удовольствие. Точно так же и с «Опытами о переводе». Переводчик с прокачанным филологическим образованием за плечами ностальгически насладится поминанием Ельмслева и освежит в памяти наслоения первокурсного Якобсона и Вежбицкой. Читатель интересующийся получит в свое распоряжение огромный, как библиотека со многими залами, научный роман, который изобилует практичными, понятными и не англоцентричными примерами самых разных переводческих решений — в исполнении профессора и переводчика Умберто Эко, который знает, о чем говорить, — и говорит.

Цитата «Верность — это скорее тенденция верить в то, что перевод всегда возможен, если текст-источник был интерпретирован со страстным соучастием».

Корней Чуковский «Высокое искусство»
О чем эта книга Если книга Эко — серьезный учебник, то необычайно энергическая и по большей части совершенно не устаревшая книжка Чуковского для переводчика своего рода хрестоматия по внеклассному чтению. Чуковский пишет обо всем, что нужно понимать переводчику: где можно избежать неточностей, а где пожертвовать словом во имя смысла, как попасть в стиль подлинника, не попав при этом впросак, — но делает это не сплошным академическим текстом, а при помощи бойких отдельных рассказок, каждая из которых отпечатывается в памяти куда лучше теоретических кирпичей.

Зачем и кому читать Всем, конечно. И даже не потому, что книга — в духе образовательных тенденций советского времени — рассчитана на широкого читателя. Во-первых, невероятно живой, настоящий и до сих пор действующий язык книги — находка для любого переводчика на русский, который, как по мне, должен быть кем-то вроде сороки и тащить в свой вокабуляр все, что качественно блестит. Во-вторых, Чуковский пишет по-всамделишному и ненатужно смешно. Невозможно прочесть один раз о «шашлычной интерпретации Кавказа», нимфе Покрывалихе и о том, как «мистер Сквирс, и сэр Мельберри Гок, и лорд Верисофт — все живут в Пятисобачьем переулке в Коломне и только притворяются британцами» — и не запомнить это навсегда. А запомнив эту необыкновенную легкость языка — выучиться лучше писать.

Цитата «Между тем так называемые обыватели чрезвычайно любят такие рецензии, где изобличаются лишь отдельные промахи, сделанные тем или иным переводчиком. Они уверены, что этими промахами — более или менее случайными — измеряется вся ценность перевода, тогда как на самом-то деле (повторяю опять и опять!) горе не в отдельных ошибках, а в целом комплексе отсебятин, которые своей совокупностью изменяют стиль оригинала».

Дэвид Беллос «Is That a Fish in Your Ear? Translation and the Meaning of Everything»
О чем эта книга О том, что такое перевод. Беллос, переводчик Жоржа Перека и Исмаила Кадаре, не дает ответа на вопрос, как нужно переводить. Вместо этого он педантично — местами занудно, местами игриво — отвечает на вопрос, что есть перевод. И перевод самый разный: книжка Беллоса похожа на переводческую «Википедию». Ткни пальцем в любую статью — и попадешь то в рассказ о том, чем Google Translate обязан «Гарри Поттеру», то в психологические истоки нелюбви к толмачам, а то и в схему расположения переводческих кабинок с синхронистами на съездах Евросоюза. Беллос пишет бойко и, хоть местами и привирает от незнания (например, русского языка), на вопрос о природе перевода как языкового и смыслового явления отвечает если и не совсем точно, то хотя бы с любовью.

Зачем и кому читать Переводчикам, у которых нет филологического образования и которые хотели бы им обзавестись, но безболезненно. В книжке Беллоса в очень доступной форме — практически в форме академических гамбургеров — поданы все необходимые основы языкознания: от гипотезы Сепира — Уорфа до знаковой теории Фердинанда де Соссюра.

Цитата «Перевод начинается как явление, когда пройдено важное эмоциональное и интеллектуальное препятствие — неспособность довериться переводчику».

Андрей Азов «Поверженные буквалисты. Из истории художественного перевода в СССР в 1920–1960-е годы»
О чем эта книга В истории из нашего с вами прошлого о том, как поссорились кашкинцы с буквалистами, то есть сторонники одного переводческого принципа со сторонниками другого, нет ничего задорно- гоголевского. С ее довольно-таки калечащими последствиями до сих пор сталкиваются даже крошки-переводчики. Они с самого детства слышат от мифической father figure, в роли которой выступает неумирающий собирательный образ «качественного советского перевода», что «буквализм, мол, плохо». О том, как и почему понятие переводческого буквализма в истории советского переводоведения было низведено до бранного слова, и рассказывает эта книга.

Зачем и кому читать Переводчиков художественной литературы у нас очень часто сразу воспитывают в общепринятой традиции — что перевод должен в первую очередь звучать как вполне русский текст, а остальное потом. При этом в антиподы ему назначается некий вымышленный конструкт — буквальный перевод, который грешен во всем, вплоть до убийства Кеннеди. Корни этого отношения ко вполне принятому в общеевропейской традиции принципу «очужествления» переводного текста лежат в некрасивой полемике, которую в середине XX века переводчик Иван Кашкин развернул против переводчиков Евгения Ланна и Георгия Шенгели. До недавнего времени мы знали все аргументы кашкинцев. Книга Андрея Азова, переводчика и ученого-лингвиста, ценна в первую очередь тем, что она дает слово поверженным буквалистам: в книге опубликовано много архивных материалов, которые ранее нигде не печатались и которые наконец помогают нам понять, что такое буквализм — и так ли уж это плохо.

Цитата «Переводы, созданные с установкой на чужеязычие, отличались непривычным, сложным для понимания, «не вполне русским» языком и были рассчитаны на узкий круг высокообразованных читателей с определенными эстетическими потребностями… Между тем господствующая установка в советской литературе начиная с 1930-х годов была прямо противоположной: во главу угла ставились простота, общедоступность и общепонятность художественных текстов».

Элиф Батуман «The Possessed: Adventures with Russian Books and the People Who Read Them»
О чем эта книга О русской и даже узбекской литературе глазами американки турецкого происхождения. Элиф Батуман — ученый, литературный критик и публицист (она регулярно пишет для The New Yorker и N+1) — в шести эссе о русской литературе и узбекском языке пытается ответить на насущный вопрос каждого, кто хоть раз в жизни уходил в книжный запой: как нас формируют любимые книги? В качестве наглядного литературного материала Батуман берет Достоевского, Толстого, Чехова, Бабеля и даже Лажечникова, но делает это без древнерусской тоски. Она пытается организовать в Калифорнии конференцию по Бабелю без сабель и казаков, попасть в Ледяной дом и не выйти замуж, узнать, кто убил Льва Толстого и что сталось с резиновой уточкой Бабеля, и смириться с тем, что грант на изучение великого узбекского языка составляет 7 тысяч долларов, из которых 4 — это на мешок, в котором, если что, отправят домой части твоего тела. Батуман пишет с прытью посвежевшего Вуди Аллена и — что самое важное — с желанием не анализировать русскую литературу, а с желанием ей жить.

Зачем и кому читать В книге Батуман русская литература в кои-то веки не предстает перед читателем в роли дементора с головами Толстого и Достоевского, который, покачиваясь, скорбно висит над Россией. Батуман пишет о русской литературе, во-первых, смешно (и смешно здесь не так, как тому английскому второкурснику, который обнаружил в русском языке букву Ы и запостил это на Buzzfeed). Во-вторых, пишет она с удивительной, ясной любовью к предмету — и любовь эта каждому переводчику на русский полезна, как витамины. Мы можем освоить английский, турецкий, финский, датский языки и даже кликсовый язык бушменов, но только не русский как совсем иностранный. Книга Батуман может помочь взглянуть на русский язык — наш рабочий инструмент — с неожиданной стороны и полюбить его заново.

Цитата «Во время одной нью-йоркской конференции я сорвалась на коллегу, который утверждал, что мне никогда до конца не понять бабелевской «Конармии», потому что мне никогда не постичь «особого, еврейского чувства изолированности», какое было у Лютова. «Конечно, — ответила ему я, — что там женщина ростом под метр восемьдесят и дочь турецких иммигрантов из Нью-Джерси может знать об «изолированности», не то что ты, американский коротышка-еврей». Он кивнул: «Вот и я о чем».

Анна Мазурова «Транскрипт»
О чем эта книга Полуроман, полудурман о буднях переводчика-синхрониста, живущего в Америке, но, как водится, слишком русского душой. Переводчик Муравлеев вечно что-то пишет, а еще чаще переводит, не слишком обращая внимание на надвигающуюся на него жизнь. Автор романа — разумеется, переводчик-синхронист — живет в США, но язык сохранила донельзя русский, плотный и ностальгический.

Зачем и кому читать За перемещениями переводчика Муравлеева по сюжету следить совершенно необязательно, потому что переводчик Муравлеев сам иногда теряется — то в сюжете, то везде. Не теряется он только тогда, когда дело доходит до перевода, — и этим роман ценен в первую очередь. Нагляднее пособие о том, что такое рабочая жизнь переводчика-синхрониста, придумать сложно. Собственно, весь роман — это нанизанная на внутренний мир переводчика Муравлеева цепочка производственных баек, рассказанных живо и достоверно. Переводить ли русских писателей с благоговением — или как живых людей? С какой интонацией хвалить Господа? Может лифт быть переводческой метафорой (не приведи бог)? Почему на торжественных обедах официанты — главные враги переводчика? И почему, когда срочно нужно перевести себя из работы в жизнь, это не всегда получается.

Цитата «Иногда его спрашивали: почему же вы не предупредили, что это непереводимо? Что он мог ответить? Что его тоже не предупредили, когда он поступал в институт? Что теперь он должен поддерживать тайну как в личных, так и в общественных интересах и не считает переводческое сообщество ни порочнее, ни бесстыдней ассоциации терапевтов или семьи цирковых иллюзионистов? С древнейших времен ремесленники объединялись в цеха, чтобы хранить от лохов единственный свой секрет, тот самый, мистический, чернокнижный секрет Виктории, вату в лифчике: того, за чем вы пришли, не бывает, но есть масса способов быть счастливым…»

И еще три полезные ссылки

01
Статья: М.Л.Гаспаров, Н.С.Автономова, «Сонеты Шекспира — переводы Маршака»
Прекрасный разбор того, как Маршак сделал нам Шекспира.
02
Видео: Григорий Дашевский о переводе эпиграммы Катулла
Пятнадцать минут о двустишии — лучший пример того, как нужно анализировать то, что переводишь.
03
Блог: переводчик-синхронист Мария Пирсон
Как работать языком и делать это виртуозно: упражнения, мысли, байки и все-все-все.

Теги
нон-фикшн книжные списки книги о лингвистике книги о филологии переводчики перевод
Текст
Анастасия Завозова

Deutsch-Russisch Wörterbuch

https://de.glosbe.com/de/ru/Kriegskommissariat

Параллельные тексты для перевода военных документов

http://sosnitsky.livejournal.com/342767.html

Перевод документов (образцы похоронок)

https://fotki.yandex.ru/users/militaria20veca/album/37832/

Wer organisiert für mich ein perfektes Date?

Wer organisiert für mich ein perfektes Date?

Открытое письмо Президенту и Правительству Российской Федерации Президента общероссийской общественной организации «Союз переводчиков России» Л.О. Гуревича

 Union des traducteurs de Russie       UTR      Union of Translators of Russia

Общероссийская общественная организация«СОЮЗ ПЕРЕВОДЧИКОВ РОССИИ» (СПР)

член Международной федерации переводчиков (ФИТ)

Россия, 129085, Москва, пр-т Мира, 101В, стр. 1, МИЛ, офис СПР
тел./факс +7 (495) 616-36-10   эл. почта gurutrus@yandex.ru

 

Исх. № 04-П                                                                                                              г. Москва

от 08.05.2015 г.

 

 

 

 

Открытое письмо Президенту и Правительству Российской Федерации

 

ИСКУССТВО ПЕРЕВОДА – НАЦИОНАЛЬНОЕ ДОСТОЯНИЕ

 

Мировая цивилизация творится при посредничестве переводчиков. Нет ни одной сферы в культуре, науке, экономике, государственном строительстве и, тем более, в международных отношениях, в которой не трудились бы переводчики.

Россия – страна выдающихся мастеров теории и практики перевода, история российского перевода неотделима от истории государства российского. Тем не менее, сама профессия, точнее, переводческие профессии не были формально признаны в нашей стране до начала нынешнего столетия. Значительное ускорение этому процессу придало создание в конце 80-х первых профессиональных объединений переводчиков в России.

Начиная с учреждения в 1991 году первого общенационального профессионального союза, в адрес руководства страны неоднократно направлялись предложения СПР относительно признания и правового оформления прав и интересов переводчиков. Вместе с другими творческими союзами представители СПР работали над созданием первого в стране федерального закона о творческих работниках и творческих союзах, который был дважды принят Федеральным собранием и дважды отклонялся президентами России. И все же нам удалось добиться фактической легализации переводческих профессий, признания переводческого труда в трудовом законодательстве, ряда других поправок в действующее законодательство.

За почти четверть века своего существования наш Союз превратился, и не только формально, в крупную общероссийскую организацию, отделения которой работают в большинстве субъектов Федерации. Многочисленные научно-практические конференции, семинары, творческие конкурсы позволяют не только обсуждать актуальные проблемы теории и практики перевода, подготовки современных кадров, но и находить талантливых людей, которым еще предстоит состояться как мастерам перевода. И вот здесь государство также должно сказать свое слово.

Тем временем в стране начала формироваться, во многом стихийно, переводческая отрасль – одна из тех «индустрий культуры», о которых говорится в последнем Указе президента РФ. Очень важно, чтобы с самого начала этот процесс опирался на грамотную и понятную всем правовую базу. Однако наличие в нашем законодательстве явных лакун, которые не только тормозят важный процесс, но и подрывают веру наших коллег в желание и способность правительства и Государственной Думы исправить это положение, заставляет нас вновь обратиться к Вам с призывом инициировать ряд законодательных и административных решений, чтобы не только гарантировать конституционные права конкретного сектора граждан России, но и обеспечить развитие переводческого дела в нашей стране.

Перечислим важнейшие из необходимых, по нашему мнению, мер в области перевода.

1. Для того, чтобы на законодательном уровне гарантировать выполнение международных обязательств Российской Федерации относительно положения переводчиков, а также соответствующих статей Конституции РФ: 44 — свобода творчества, 37 — свобода труда, 39 — социальные гарантии, ст.ст. 19, 26, 44, 68 (применение национальных языков) и др., необходимо принять федеральный закон о творцах и их объединениях, а также ряд законодательных актов и подзаконных нормативных документов.

Эти документы должны быть согласованы в ходе их разработки и при обсуждении в Федеральном собрании с будущими субъектами закона, а также с профессиональными творческими объединениями. В соответствии с таким законом потребуется внесение поправок во многие разделы законодательства.

2. Из-за нечетких формулировок в четвертой части ГК РФ, где переводчиков – авторов переводных текстов смешали с авторами переделок и прочих видов переработки текстов, возникает множество малопродуктивных споров в суде. При этом забывают, что базовый лингвистический принцип перевода – его адекватность оригиналу. Решить проблему не так трудно. Достаточно выделить переводчиков и все, что связано с регулированием их правоотношений, в отдельные статьи. Имеются и другие, не менее важные, по мнению наших юристов, положения авторского права, которые и после значительных изменений, внесенных в него в последние годы, затрудняют единообразное толкование и применение закона. Много вопросов вызывает применение основных принципов авторского права в Сети, противоречивые суждения высказываются по поводу применения договоров отчуждения, имеющих черты кабального договора, что противоречит основным положениям закона.

3. Россия отстала от большинства стран в области судебного (присяжного) перевода. Это совершенно неприемлемо в нашей федеральной и многонациональной стране с интенсивными миграционными процессами. Это тем более порочно, что в целом ряде «судебных» законов (УПК, ГПК, АПК и др.) имеется фигура несуществующего в природе судебного переводчика, более того, он несет ответственность за «неправильный» перевод. Но в нашей стране нет даже федерального института судебных (присяжных) переводчиков! Суды вынуждены заниматься самодеятельностью и использовать неквалифицированных и не отвечающих ни за что людей. Положение усугубило Постановление Правительства от 01.12.2012 г. № 1240, которое устанавливает порядок и размеры возмещения понесенных судом расходов на перевод, фиксирует максимум таких расходов и, соответственно, унизительные суммы гонораров для переводчиков. При отсутствии в стране присяжных переводчиков никто не может заставить остальных переводчиков сотрудничать с судами на таких позорных условиях. В целом, это удар по судебной системе, по качеству судебного процесса, неуважение к труду специалистов, которые «рекомендуют» судьям срочно изучать все существующие иностранные языки и самим выступать в роли переводчиков, дабы не нарушать Конституцию.

А тем временем в Европе не только законодательно закреплено существование судебного (присяжного) перевода и судебных переводчиков, но и создано общеевропейское объединение таких переводчиков, коллеги ищут совместно подходы к преодолению проблем, связанных с национальными спецификами судебного законодательства. Россия осталась в стороне от этого процесса, имеющего исключительное значение для координации многих вопросов правового характера в области авторского права, и не только.  Положение тем более нетерпимо, что СПР уже пятнадцать лет тому назад представлял наши предложения по этому вопросу в органы государственной власти. Необходимо разработать и принять федеральный закон о судебном (присяжном) переводе, определить порядок подготовки и аккредитации судебных (присяжных) переводчиков, а также их правоотношений с судами.

4. С деятельностью переводчиков и переводческих фирм неразрывно связано нотариальное законодательство. В течение многих лет мы поднимаем этот вопрос и вносим предложения, излагающие конкретные поправки в существующие законодательные акты о нотариате. Отсутствие современных и грамотных законодательных норм в этой области уже давно привело к тому, что в нашей стране сложился странный симбиоз нотариус — переводчики, а в ныне действующем нотариальном законодательстве нотариусам вменены несвойственные им функции. От имени СПР уже давно были опубликованы предложения поправок в проект Нотариального кодекса, который, к сожалению, так и не был даже внесен в Государственную думу РФ. Разработанный нами пакет содержит подробное изложение правоотношений между заказчиками переводов, посредниками (переводческими компаниями), переводчиками и нотариусами. Считаем, что Нотариальная палата РФ, Минюст РФ и другие компетентные структуры могли бы начать анализ наших предложений, не дожидаясь формального внесения проекта Кодекса в Государственную думу.

5.         Об оплате труда. Конституция гласит: не ниже установленного законом минимума оплаты труда. Так оно и было, но при советской власти. Уже давно правительство не устанавливает минимальные тарифные ставки. В условиях, когда фактически уничтожены крупнейшие государственные издательства, литераторы оказались жертвой частных издателей, навязывающих авторам монопольные унизительные гонорары. Издания  за счет авторов стали повсеместной практикой. Напрашивается необходимость специального постановления Правительства по этому вопросу при согласовании его решений с общероссийскими объединениями литераторов и переводчиков.

6. Очень важно обсудить с заинтересованными сторонами и четко сформулировать статус переводчика — индивидуального предпринимателя (ИП) или обладателя профессионального патента на переводческую деятельность.

Мы рассматриваем ИП как основу будущего «среднего класса», больше того,  поддерживаем инициативу тех переводческих компаний, которые выступают за работу с ИП «по белому», соблюдая закон. Однако, резкое повышение страховых взносов уже привело к массовому оттоку переводчиков – ИП. Даже коррективы, внесенные позже, не помогли исправить допущенные ошибки. Существующий разнобой в определении профессий, имеющих право на получение профессиональных патентов, также вызывает много вопросов в разных регионах страны.

7. В этой же связи заслуживает внимание вопрос о профессиональных стандартах. Сегодня многие компании самостоятельно решают вопрос о работе в соответствии с тем или иным международным стандартом. И это не удивительно: перевод – деятельность международная по своей сути. Необходимо учитывать и отечественную специфику разработки и применения стандартов. Мы считаем, что эта работа важна для формирующейся отрасли и нуждается в координации действий всех заинтересованных сторон, в том числе государственных органов. При этом мы напоминаем о том, что неоднократно выражалась готовность руководства страны доверить эту работу, как и вопросы профессиональной аттестации, профессиональным объединениям специалистов. Однако до сих пор еще нет конкретных решений в этом направлении. Мы выступили также за приоритет профессиональных стандартов по отношению к образовательным. Это должно помочь более четко изложить профессиональные требования к будущим специалистам.

В настоящее время есть опасность снижения качества переводов, в том числе в связи с приходом в наши профессии массы некомпетентных людей. В какой-то степени здесь может помочь профессиональная аттестация переводческих кадров, проводимая общероссийской профессиональной организацией. Желательно, однако, чтобы государство не самоустранялось от этой работы, требующей не только наличия высокопрофессиональных арбитров, но и определенные финансовые затраты. Иногда полезно проверять законы на их доступность для заинтересованных в них организаций. Так было с законом о СРО. Мы увидели в нем возможность для профессиональных сообществ разрабатывать и внедрять профессиональные стандарты и нормативы. Но быстро выяснилось, что по совокупности требований к субъектам закона он фактически недоступен для общественных организаций. А ведь достаточно было прописать в нем особый порядок для творческих профессиональных союзов.

8. В последнее время переводческие компании обращают все больше внимание на молодых специалистов – выпускников наших вузов. Они не только высказывают свои претензии к качеству их подготовки, но и сами стараются помочь вузам, в частности, с организацией стажировок, выделяют поощрительные стипендии, и т.д. Но это не может полностью решить существующий дефицит (по вполне понятным, в первую очередь, материальным причинам) преподавателей – практиков. В этой связи существует необходимость поддержки государством мастеров перевода, приходящих в вузы. Да и в учебных программах вузов все острее ощущаются недостатки в профессиональной подготовке студентов, в их специализации, в выявлении талантливой молодежи, способной пополнить ряды творческой интеллигенции.

Серьезную проблему представляет собой подготовка преподавателей перевода для лингвистических факультетов и вузов. В настоящее время большинство из них – бывшие преподаватели иностранных языков. Напрашивается необходимость создания при поддержке государства академических курсов совершенствования для педагогов и переводчиков-практиков.

9. В советское время выдающуюся роль в распространении в мире достижений отечественной культуры и науки играли крупнейшие издательства переводной литературы («Прогресс», «Мир», «Наука», «Радуга» и др.).   Они не только выпускали большими тиражами в переводе на множество языков книги и журналы, но и служили научно-методическими и производственными центрами развития перевода, сами готовили кадры высокой квалификации. Утрата накопленного ими опыта – большая потеря для российского переводного книгоиздания. Мы считаем, что России необходимо иметь несколько центров подобного масштаба. Без этого трудно говорить о каком-либо влиянии государства на судьбы нашей культуры. И в наше время государству необходимо иметь и постоянно обновлять национальные программы переводных изданий, а для этого осуществлять силами экспертов творческих союзов постоянный мониторинг книжного рынка России и мира.

10. СПР учредил и ежегодно проводит без какой-либо помощи со стороны государства ежегодные Летние школы перевода, популярность которых постоянно растет. Мы благодарны нашим коллегам из региональных университетов, которые безвозмездно и очень доброжелательно принимают наши Школы. Но и государство могло бы  оказать нам свою поддержку, чтобы, в частности, не снижать уровень этих форумов и приглашать наиболее опытных специалистов из разных стран.

11. Хорошо известны проблемы СМИ профессиональных и творческих объединений, постоянно находящихся на грани выживания. Считаем, что в интересах дела такие издания, доказавшие свой высокий профессиональный и научный уровень, вправе рассчитывать на государственную поддержку.

12. В Европе существует сеть домов творчества переводчиков, которые принимают и российских переводчиков. Мы просим Правительство создать такой международный центр в России, тем более, что у переводчиков, в отличие от других творческих союзов, своих таких центров нет. Это  позволило бы не только принимать ограниченное число зарубежных специалистов, но и позволило бы российским переводчикам повышать свое мастерство в странах рабочего языка.

13. Россия нуждается не только в переводах наших авторов на мировые языки, но и в переводах произведений национальных литератур России на русский язык с последующими переводами на мировые языки, а также в межнациональных переводах. Для этого надо иметь федеральные программы таких переводов, организовать научный и творческий анализ национальных литератур, готовить кадры переводчиков с национальных языков, необходимо создать федеральный переводной издательский центр с филиалами в национальных автономиях.

Все наши предложения вписываются в общие положения последнего Указа Президента РФ об основах культурной политики. Мы поддерживаем  готовность государства делегировать часть «полномочий по управлению сферой культуры общественным институтам», оказывать поддержку «профессиональной творческой деятельности», передать часть «функций по регулированию современного художественного творчества и оценке его качества профессиональным сообществом и творческими общественным организациям», а также развивать государственную систему «подготовки творческих кадров», «книгоиздания и книгораспространения».

Мы тем более одобряем заявление Президента о государственной поддержке «переводов на русский язык произведений литературы, созданных на языках народов России», о продвижении «русского языка в мире», о повышении «интереса к русскому языку и русской культуре во всех странах мира». Мы рады тому, что Президент заявляет о поддержке «современного литературного творчества, издания и распространения литературных журналов», предусматривает сохранение «традиций и развитие отечественной школы художественного перевода», «расширение доступности для граждан произведений классической и современной отечественной и мировой литературы», настаивает на необходимости поддержки «деятельности профессиональных русистов за рубежом и славистов, переводчиков русской художественной литературы».

Мы безусловно согласны с выводом Президента РФ о том, что «масштаб и глубина необходимых преобразований требуют постепенного и целенаправленного включения профессионального сообщества и общественных организаций в процесс трансформации системы управления».

Однако нас тревожит тот факт, что на сегодняшний день эти заявления выглядят, скорее, как красивая декларация намерений. Ни разу не были приглашены к Президенту страны для серьезного разговора о положении дел в российской культуре все руководители творческих союзов, на которых как раз и лежит основная ответственность за реализацию этих далеко идущих планов.

Мы надеемся, что это послание, которое мы обязательно доведем до сведения наших коллег в России, будет встречено с пониманием в руководстве страны и поддержано не только переводческим сообществом, но и всей творческой интеллигенцией России.

 

Леонид Ошерович Гуревич,

Das Europäische Übersetzer-Kollegium in Straelen ist das weltweit erste und größte internationale Arbeitszentrum für professionelle Literatur- und Sachbuch-Übersetzer

http://www.euk-straelen.de/deutsch/das-kollegium/

Diese Schriftart sollten Sie auf gar keinen Fall bei einer Bewerbung verwenden!

http://www.focus.de/finanzen/videos/fallen-sie-um-jeden-preis-auf-diese-schriftart-sollten-sie-auf-gar-keinen-fall-bei-einer-bewerbung-verwenden_id_4657463.html?utm_source=facebook&utm_medium=social&utm_campaign=facebook-focus-online-politik&fbc=facebook-focus-online-politik&ts=201505042156

ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕВОДА ПАТЕНТНОЙ ПЕРЕПИСКИ

http://mozgorilla.com/study/osobennosti-perevoda-patentnoj-perepiski/

Гимн письменному переводу

Гимн письменному переводу http://voxtran.net/news/gimn-pismennomu-perevodu

 Вебинар с Ириной Алексеевой

 10 апреля в 14:00

Войти в комнату вебинара: http://login.meetcheap.com/conference,82759850

  • Динамика потребности в письменном переводе.
  • Современные параметры качества.
  • Секреты эффективного обучения.
  • Разбор конкретных проблем.
  • Промахи традиционного обучения.
  • Письменный переводчик: работа над собой!

Эти и другие вопросы раскроет в своем вебинаре для проекта Vox Translatorum Ирина Сергеевна Алексеева.

 Вебинар затрагивает актуальные вопросы нашей отрасли, без знания которых лингвисту сложно удержаться на плаву в стремительно меняющемся мире перевода. Что перспективнее для практикующего лингвиста: письменный перевод или устный? Как не ударить в грязь лицом и отвечать стандартам качества даже самого требовательного клиента? И самое главное: как правильно учить и учиться письменному переводу? Обсудить эти вопросы будет полезно как искушенным представителям переводческой индустрии, так и преподавателям переводческих отделений вузов, часто имеющим лишь теоретическое представление о заявленных вопросах.

 Ирина Алексеева

Директор Санкт-Петербургской высшей школы перевода (СПбВШП), переводчик-синхронист.

Автор 14 книг по теории перевода и методике обучения переводчиков суммарным тиражом более 100 000 экземпляров. Начиная с 1999 года провела более 150 семинаров для переводчиков и преподавателей перевода.

В 2008 году создала Санкт-Петербургскую высшую школу перевода при Герценовском университете. 100% выпускников работают переводчиками, в том числе 12 человек в штате ООН.

Более 100 переведенных художественных книг. Среди известных имен: И.-В. Гете, В.-А. Моцарт (письма), Э.-Т.-А. Гофман, Г. Тракль, Г. Гауптман, Г. Майринк, Г. Брох, Р. Музиль, Г. Белль, Г. Гессе, Э. Елинек и мн.др.

Член Национальной лиги переводчиков и российского творческого союза «Мастера литературного перевода».