«Учиться, и когда придёт время,
прикладывать усвоенное к делу - разве это не прекрасно!» Конфуций
«Der Übersetzung Kunst, die höchste, dahin geht,
Zu übersetzen recht, was man nicht recht versteht» Friedrich Rückert

Печальные последствия набора в МГУ

https://cont.ws/post/235493?_utl_t=fb

(на подумать)

Из беседы с преподавателем университета: «100 баллов за ЕГЭ – это «через чюр».

— Первокурсники журфака написали проверочный диктант по русскому языку. Подтвердили ли они оценки, с которыми поступали?

— Установочные диктанты для выявления уровня знаний первокурсников мы пишем каждый год. Обычно с ними не справляются 3-4 человека. Но результаты приема 2012 года оказались чудовищными. Из 229 первокурсников на страницу текста сделали 8 и меньше ошибок лишь 18%. Остальные 82%, включая 15 стобалльников ЕГЭ, сделали в среднем по 24-25 ошибок. Практически в каждом слове по 3-4 ошибки, искажающие его смысл до неузнаваемости. Понять многие слова просто невозможно. Фактически это и не слова, а их условное воспроизведение.

Ну что такое, например, по-вашему, рыца? Рыться. Или, скажем, поциэнт (пациент), удастса (удастся), врочи (врачи), нез наю (не знаю), генирал, через-чюр, оррестовать… Причем все это перлы студентов из сильных 101-й и 102-й групп газетного отделения. Так сказать, элита. А между тем 10% написанных ими в диктанте слов таковыми не являются. Это скорее наскальные знаки, чем письмо. Знаете, я 20 лет даю диктанты, но такого никогда не видела. Храню все диктанты как вещдок. По сути дела, в этом году мы набрали инопланетян.

— У вас, правда, был такой слабый набор?

— В том-то и дело, что формально сильный: средний балл по русскому языку – 83. То есть не просто «пятерка», а «суперпятерка», поскольку отличная оценка по русскому языку в этом году начиналась с 65 баллов. И это очень скверно, поскольку, когда ребята завалят первую же сессию, нам скажут: «Вы получили «супертовар». А сейчас ребята не могут воспроизвести простеньких русских слов. Как это вам удалось сделать из суперотличников супердвоечников?!». Кстати, в этом году благодаря ЕГЭ победители олимпиад и золотые медалисты не смогли поступить на дневное отделение: все они учатся на вечернем. Мало и москвичей. Впрочем, журфаку еще грех жаловаться. Сколько-то самых безнадежных студентов нам удалось отсечь с помощью творческого конкурса. А вот что получил, скажем, филфак, страшно даже подумать. Это национальная катастрофа!

— В чем ее причина?

— В какой-то степени в «олбанском» интернет-языке. Однако главная беда – ЕГЭ. По словам первокурсников, последние три года в школе они не читали книг и не писали диктантов с сочинениями – все время лишь тренировались вставлять пропущенные буквы и ставить галочки. В итоге они не умеют не только писать, но и читать: просьба прочесть коротенький отрывок из книги ставит их в тупик. Плюс колоссальные лакуны в основополагающих знаниях. Например, полное отсутствие представлений об историческом процессе: говорят, что университет был основан в прошлом, ХХ веке, но при императрице Екатерине.

По итогам диктанта прошло заседание факультетского ученого совета. Вырабатываем экстренные меры по ликбезу. Сделаем, конечно, что сможем, но надо понимать: компенсировать пробелы с возрастом все труднее, и наверняка выявятся ребята необучаемые. Да и часов на эти занятия в нашем учебном плане нет. Так что, боюсь, кого-то придется отчислить, хотя ребята не дебилы, а жертвы серьезной педагогической запущенности.

— Многих можете потерять?

— Не исключаю, что каждого пятого первокурсника. ЕГЭ уничтожил наше образование на корню. Это бессовестный обман в национальном масштабе. Суровый, бесчеловечный эксперимент, который провели над нормальными здоровыми детьми, и мы расплатимся за него полной мерой. Ведь люди, которые не могут ни писать, ни говорить, идут на все специальности: медиков, физиков-ядерщиков. И это еще не самое страшное. Дети не понимают смысла написанного друг другом. А это значит, что мы идем к потере адекватной коммуникации, без которой не может существовать общество. Мы столкнулись с чем-то страшным. И это не край бездны: мы уже на дне. Ребята, кстати, и сами понимают, что дело плохо, хотят учиться, готовы бегать по дополнительным занятиям. С некоторыми, например, мы писали диктант в виде любовной записки. Девчонки сделали по 15 ошибок и расплакались.

Как разрушают язык

Хочешь уничтожить народ – уничтожь его язык. Язык – это средство выражения национального мышления. За каждым словом в мозгу человека встает образ. А тем более – в русской речи, которая является переносчиком русской идентичности. Убивая русскую речь, нынешние «расейские элитарии» убивают русскость. Они порождают уродливый воляпюк – «российский язык».

Следующая ступень деградации русского языка и превращение его в «россиянскую мову» – насыщение уголовными словечками. Теперь ими сыплют даже высшие чиновники триколорного государства, большинство из коих никогда зону «не топтало». И это невероятно уродует и обедняет нашу великую речь. Ненавижу слово «наезд» в его нынешнем смысле! Почитайте русских классиков: Чехова, Тургенева, Толстого. Какой-нибудь Иван Петрович любит бывать у Василия Федоровича «наездами»? То есть, не приезжать в гости, а являться на веренице джипов, паля в воздух из всех стволов. Есть ведь тьма отличных великорусских слов и выражений, синонимов «наезда» – наскок, нападение, бросить вызов, попереть на рожон, покатить бочку. Для каждого случая – свой. А чудовищное слово «разводить»? Обманывать, объегоривать, дурить, облапошивать – здесь целый арсенал слов нормальной речи. Вся эта «фенизация» великого русского языка – мерзейшее преступление.

Меня поражает та легкость, с которой нынешние русские утрачивают слова своей родной речи. Словно дурные попугаи, они подхватывают и повторяют нынешний пиджин-рашен. Господи, ну сопротивляйтесь же вы этой колонизации, этому разрушению вашей национальной идентичности! По сравнению с временами СССР произошла дичайшая языковая регрессия.

Теперь я понимаю, как стремительно утрачивалась нормальная латинская речь на обломках Римской империи. Нынешних молодых в Интернете вычисляешь мгновенно: по режущим глаз ошибкам, по “воляпюковскому” написанию слов: «от куда» вместо откуда, или «за чем» вместо зачем. Если видишь такое, то ясно – пишущий годков рождения от второй половины 1980-х и дальше. Безграмотность вопиющая. «Не» везде пишется у них отдельно. «Не вкусный» вместо «невкусный», «не даром» вместо «недаром». Разницы между в «в течение» и «в течении» они не ведают. Про все эти «разочерования», «извените», «циган», «девченка», «вкустно» даже говорить не хочется.

Нынешние книги читать невозможно: ошибка на ошибке. Разрушается грамотность – причем полностью. Чувство языка полностью утрачено. Ну, сколько раз объясняли дуракам: «бесталанный» – это несчастливый, ибо талан – это счастье, удача. Нельзя говорить о талантливом человеке «небесталанный» – он именно талантливый, способный. И точно так же «бедовый» – это не тот, кто в несчастья влетает, а бойкий, шустрый. Все без толку: хоть кол на голове теши. Кстати, именно теши, а не чеши. Кол, как известно, топором тесают-тешут, его нижний конец заостряя. Потому с великим удовольствием читаю книги русско-советских лет: там – нормальный язык. Деградация нынешних книг ускоряет гибель великого и могучего. И это – симптом регрессии русских как народа.

Но вот что примечательно: параллельно с деградацией русского языка идет деградация “россиянских” переводчиков. Наблюдается утрата культуры знания иностранных языков.

Все вокруг говорят: вот книга Джона Колемана «Комитет трехсот». Просто бешусь: ну нельзя быть такими быдляче неграмотными! Таких фамилий у англосаксов отродясь не бывало. Это – Джон Коулмэн (Coleman). Распространенность «колеманства» удручает.

Если по такой логике писать иностранные имена, то автором «Гамлета» будет Виллиам Схакспеаре, а не Уильям Шекспир. В Ялте встречались Сталин, Рузвельт и английский премьер Чурчилл. Или Цсхурцхилл? Или Чарчилл? В общем, никак не Черчилль. Впрочем, тогда уж не Рузвельт, а Роозевелт. А недавно скончался известный американский поп-певец Михаил Яксон. И в «Фантомасе» играл не Жан Марэ, а Джеан Мараис. И первый аэроплан построили братья Вригхт. Слава Богу, что книгу про комитет трехсот написал не Бьюкенен (Buchanan). А то поставили бы на обложке: «Буханан». Или Бучанан. Или Бачанан.

Если советский литературный переводчик был человеком высочайшей культуры и большого кругозора, знавший несколько языков, а русский – особенно, то бело-сине-красный толмач – это полуграмотный студент, не знающий ничего, кроме плохого английского. И с кругозором выпускника школы для умственно неполноценных.

Переводные книги, издающиеся в РФ, невозможно читать без карандаша – надо править ляпы на каждой странице. Вот некоторые перлы. Премьером Японии во Второй мировой был некий Тойо. Финн, что ли? Да нет – это кретин-переводчик так переделал фамилию Тодзио (в английской транскрипции – Tojo). Президентом Чехословакии накануне захвата ее немцами был некий Хача, а не Гаха (Hacha).

Так и представляешь себе матерого кавказца в кепке-аэродроме. Просто “россиняский” халтурщик не знает истории, и в справочник ему заглянуть некогда. По страницам шествуют великий китайский полководец Сань Цу (не сразу понял, что имеется в виду Сунь Цзы), подводная лодка «Ксиа» («Ся») и прочие перлы. На страницах другого романа француза маниакально именуют Николасом, хотя читается это имя – Николя. Может быть, вы будете писать «кабернет» вместо «каберне», а «Тиссот» – всесто «Тиссо»?

“Россиянские” СМИ тут тоже отличаются местечковой дремучестью. Ну, нет фирмы «Делойт и Туш» – есть компания «Делуа и Туше». Нет теннисного турнира «Ролан Гаррос», есть «Ролан Гарро», ибо «с» на конце не читается. Ролан Гарро был великим теннисистом, а также и летчиком Первой мировой. И если вы его перекрестили в «Гарроса», то тогда знаменитым оркестром дирижировал Паул Мориат, в океан нырял капитан Коустеау, а Франция выпускает автомобили «Ренаулт» (Поль Мориа, Кусто и «Рено» соответственно). Однажды я слышал, как спортивные комментаторы упорно именовали французского теннисиста Рауксом. Так они прочли его фамилию – Raux. То, что на самом деле он – Ро, им в башку не пришло.

Я выбросил книги Зефирова, где он расписывает славных пилотов Третьего рейха. Читать их невозможно. Эсминец «Иванхое» (Ivanhoe) – это он так «Айвенго» прочитал. Фамилии немцев перевираются безбожно: Штахл – вместо Сталь, Похлманн – вместо Польман, Махлке – вместо Мальке. И всю эту лабуду пропустили все корректоры и редакторы издательства. Ну, рекорд невежества. Так же отправил в корзину книгу «Тайная миссия НАСА» Хогленда. Перевод как будто недавно выучившийся русскому нигериец делал: таких корявых предложений я еще не видел.

Но добил меня перл: икона «Наша дама Гваделупе». Блин, это – икона богоматери Гваделупской! «Нотр Дамм Гваделупе» – так в подлиннике. «Нотр-Дам» дословно – «наша дама», но мне еще в английской школе № 35 города-героя Одессы, преподавая азы перевода, объяснили, что это французское прозвание Богородицы. И даже рассказали историю о халтурном переводчике, который, взяв роман «Собор парижской Богоматери» («Нотр-Дам де Пари»), перевел заглавие как «Наша дама из Парижа».

Господи, кого же выпускают наши вузы? Полных олухов? И мы, русско-советские, на их фоне – просто гимназисты старых времен. Зайдя в магазин, едва не умер от хохота. На прилавке стояло немецкое вино «Молоко любимой женщины» – если верить ценнику. Блин, кретины, это же «Молоко Богородицы» (Либенфраумильх)! Немцы, хотя народ своеобразный, женщин доить еще не додумались.

Тупость нынешних переводчиков и СМИшников торчит на каждом углу. Старого седого дядьку, правящего в Монако, называют принцем. А его дочь – поп-певицу – принцессой Монако. Болваны, они не принц и не принцесса – они князь и княжна, ибо слово prince – это не только принц, но и князь. Ведь Монако – это княжество.

Глядишь фильм про Дракулу – слышишь о «принце Трансильвании» или о «принце мира сего», хотя слово king везде переводят как «король». Мне говорят о королях древней Персии, античной Греции, ведической Индии. Однако в русской традиции они – цари. А короли появляются лишь в Средневековье и то у германских и романских народов, да у кельтов – на Востоке. На Руси же королей не водилось. Но я почти навзничь упал, встретив выражение «Античная Русь». Древняя, уроды, древняя!

О чем все это говорит? О том, что разрушение русского языка в РФ привело к разрушению общей лингвистической культуры, к гибели отличной школы русского перевода, коими славились и Российская империя, и СССР, и что, как следствие, ведет к гибели самой культуры и знания!

Это говорит о том, что в Российской Федерации разрушают все – не только науку, промышленность, образование, инфраструктуру и ЖКХ, но и сам наш великий индоевропейский язык. Это говорит о том, что школы и вузы страны начали массово штамповать брак – незнаек и невежд, полуграмотных «узкоспециализированных» дебилов…

«ПРАКТИКУМ» Журнал о научно-техническом переводе

http://blog.tran.su/2016/04/

Нотариат и переводчики. О компетенции переводчика, российском принципе разумной достаточности и западном перфекционизме

https://notariat.ru/publ/zhurnal-notarialnyj-vestnik/archive/3753/3763/

Кто и как может стать переводчиком в Германии?

05-12-2003 [ Partner ]

Профессия √ переводчик

   Прежде чем ответить на этот вопрос, необходимо разобраться в том, что понимают немцы под профессией UEbersetzer — письменный переводчик, и Dolmetscher — устный переводчик и что понимают под этим русские. Ведь в обоих случаях нами используется слово ╚переводчик╩. Однако, если «uebersetzen» в буквальном смысле почти полностью соответствует нашему «переводить», то немецкий глагол «dolmetschen», как и английский «to interprete», имеет несколько иной смысл. Интерпретировать — значит передавать чью-то мысль, чье-то сообщение своими словами и на своем языке. Это и не дословное повторение сказанного, но и не собственные фантазии на заданную тему.
Определиться с терминами нам необходимо еще и для того, чтобы, сравнивая работу переводчика в Германии и в России, понять различия их функций здесь и там, различия в признании качества их переводов со стороны официальных учреждений, включая суды, и, наконец, различия в общественном статусе, занимаемом этой профессиональной группой.

Нужен ли переводчику в Германии официальный титул?

Что касается общественного статуса переводчика, то в Германии — в отличие от практики в России — сам титул переводчика не защищен. Это означает, что каждый, кто занимается переводческой деятельностью, может называть себя переводчиком и использовать этот титул в качестве своей презентации на визитной карточке, в телефонной книге и т.д., не вступая, таким образом, в конфликт с официальными инстанциями.
Существуют, однако, различия между:
1. Дипломированными переводчиками с немецким университетским или институтским образованием (Diplom-UEbersetzer mit Universitaets- oder Fachhochschulstudium);
2. Официально признанными переводчиками и устными переводчиками (staatlich gepruefter UEbersetzer/Dolmetscher), сдавшими соответствующий экзамен, например, при Торгово-промышленной палате (IHK);
3. Доверенными и присяжными переводчиками (ermaechtigter UEbersetzer или vereidigter Dolmetscher), наделенными со стороны соответствующих верховных земельных судов правом заверять личной печатью переведенные документы или устно переводить во время судебных слушаний и процессов. Особо отметим, что верховные земельные суды достаточно автономны, а условием получения от суда права на статус присяжного переводчика является либо наличие диплома переводчика, выданного немецким университетом (см. п 1), либо свидетельство о сдаче государственного экзамена для переводчиков (см. п. 2). Право стать присяжным переводчиком в исключительно редких случаях дается также кандидатам, обладающим незаурядными знаниями и многолетним опытом работы;
4. И наконец, теми, кто не подтверждал своей квалификации никакими экзаменами, однако, обладая незаурядными специализированными знаниями и владея дополнительно тем или иным иностранным языком, способен делать качественные переводы, в особенности с иностранного языка на родной.

Где готовят переводчиков по отраслям и специализациям?

Сравнивая подготовку переводчиков-специалистов в Германии и в России, невозможно не обратить внимание еще на одно немаловажное различие. В то время как у будущих российских переводчиков специализация в той или иной области начинается на ранних этапах вузовского обучения и по окончании вуза записывается в дипломах, в немецких университетах отраслевая ориентация играет второстепенную роль. И хотя каждый университетский студент-переводчик в Германии должен как минимум 4 семестра изучать один из дополнительных предметов (Nebenfach) в таких областях знаний, как экономика, право, техника, медицина или информатика, тем не менее, в его дипломе по окончании вуза появится очень краткая и четкая запись: «Дипломированный устный и письменный переводчик» («Diplom-UEbersetzer/Dolmetscher»). Специализация же происходит позднее, в рамках последующей переводческой деятельности и — в зависимости от подготовки — может распространяться также и на другие области знаний.
Что же касается литературных переводчиков, то специальное обучение, направленное исключительно на подготовку переводчиков художественной литературы, отсутствует даже на факультетах, которые, судя по названию, подобную подготовку должны были бы в себя включать. Это, в частности, Факультет прикладного языкознания и культурологии в Гермесхайме (Fachbereich Angewandte Sprach- und Kulturwissenschaft in Germesheim), Институт переводчиков в Гейдельберге (Institut fuer UEbersetzen und Dolmetschen in Heidelberg) и Отделение 4.6 прикладного языкознания и переводческое отделение в Саарбрюккене (Fachrichtung 4.6 Angewandte Sprachwissenschaft sowie UEbersetzen und Dolmetschen in Saarbruecken).
Обучение и профессиональная подготовка ╚почтовых лошадей литературы╩, как их назвал поэт, — прерогатива частных институтов и учебных заведений. Для тех, кто интересуется именно этой сферой переводческой деятельности, советуем обратиться за информацией в соответствующую профессинальную некоммерческую организацию под весьма заманчивым названием «Европейская коллегия переводчиков земли Северный Рейн-Вестфалия в Штрэлене» (Das Europaeische UEbersetzer-Kollegium Nordrhein-Westfalen in Straelen e.V.), являющуюся интернациональным рабочим центром для переводчиков в области художественной литературы и гуманитарных наук.

Где сдают экзамен на получение свидетельства официального и/или присяжного переводчика?

Такой экзамен в земле Северный Рейн-Вестфалия (NRW) сдается при Торгово-промышленных палатах (Industrie-und Handelskammer, IHK). Немецкие Торгово-промышленные палаты — абсолютно автономные организации, поэтому то, как проходят экзамены и как оцениваются их результаты в одной земле, иногда разительно отличается от того, как это делается в другой. Более того, есть земли, в IHK которых экзамены для русско-немецких/немецко-русских переводчиков не проводятся вообще, они ограничиваются лишь экзаменами по более популярным и более востребованным языкам, главенствующую роль среди которых, естественно, играет английский.
Торговые палаты Бонна и Дюссельдорфа — это как раз те организации в NRW, при которых один раз в год сдают экзамены переводчики русского/немецкого языков. Сдать экзамен в IHK Бонна, по мнению лиц, сдававших такой экзамен, значительно сложнее, чем в IHK Дюссельдорфа, поскольку экзаменационные материалы там намного более трудные. И это еще раз подтверждает сказанное нами выше — требования к кандидатам-переводчикам в Торговых палатах неодинаковы.

Кто и как допускается на экзамен при IHK?

Если вы решили попробовать сдать экзамен для получения официального статуса переводчика, вам необходимо официально в письменном виде обратиться в IHK с просьбой о допуске к экзамену. Скорее всего, IHK потребует официального документального подтверждения того, что вы готовы к сдаче экзамена. Таковым может служить либо свидетельство об окончании не менее чем 2-годичных немецких специальных торгово-экономических курсов, либо свидетельство-допуск, выданный одной из частных школ, специализирующейся на подготовке к экзамену для переводчиков при IHK. Не все частные языковые школы готовят к нему, особенно это касается русского языка. Кроме того — будьте бдительны! — лишь редкие частные школы имеют официальное разрешение от IHK готовить к этому важному и очень сложному экзамену, результаты которого официально признаются не только в Германии, но и во всей Европе.
Известны случаи, когда школы набирали курсы по подготовке к экзамену переводчиков при IHK, однако впоследствии кандидатов пытались переубедить и навязать им совершенно иную подготовку, например, сдачу экзамена по бизнес-русскому где-нибудь в Англии. В другом случае, ни один из 8-ми кандидатов, прошедших подготовку, не сдал экзамен. Учащиеся подали на школу в суд, а IHK пришлось аннулировать выданное школе свидетельство на право готовить будущих официальных и присяжных переводчиков. Поэтому совет: удостоверьтесь в правомочности школы готовить к экзамену при IHK.
Граждане России и стран СНГ также имеют право сдавать экзамен при IHK. Они могут быть допущены к экзамену на общих основаниях (см. выше).

Экзамен для переводчиков при IHK Дюссельдорфа

О сроках и правилах проведения экзамена
Экзамен для переводчиков проводится при Торговой палате г. Дюссельдорфа один раз в год. Экзамен платный. Не сдавшим экзамен разрешается за повторную плату попытаться сдать его еще 2 раза.
Экзамен состоит из двух частей, письменной и устной. Проверка письменных работ заканчивается к началу марта, и кандидаты, успешно сдавшие письменную часть, получают приглашение от IHK на сдачу устной части экзамена. Экзамен проходит в течение двух дней: письменная его часть занимает по времени 4-6 часов и проходит в январе, устная часть — 30-40 минут в марте.
О содержании экзамена
Письменная часть экзамена для письменных переводчиков (UEbersetzer) состоит из следующих заданий:
— диктант (на целевом языке); — перевод газетного текста с русского на немецкий; — перевод газетного текста с немецкого на русский; — сочинение на одну из 3-х предложенных на выбор тем.
Темы сочинений, как и диктант, и газетные статьи для перевода носят в основном общественно-политический или политэкономический характер. Для перевода на русский обычно используются статьи из FAZ (Frankfurter Allgemeiner Zeitung) или DIE ZEIT. Русские газетные статьи — из оригинальных источников («КоммерсантЪ», «Деловые люди» и т.п).
Процедура проведения экзамена
ДИКТАНТ зачитывается медленно, с разбивкой на смысловые группы и знаками препинания, которые зачитываются лишь 1 раз. Имена собственные выписываются на доску. На написание диктанта уходит минут 25-30.
ПЕРЕВОД должен быть выполнен в течение одного часа. Кандидаты с трудом укладываются в отведенное им время. Тексты, кажущиеся на первый взгляд весьма простыми и понятными, оказываются на поверку довольно сложными при переводе. Требования к качеству перевода предъявляются высочайшие, времени на раздумывание и пользование словарем, а тем более на переписывание с черновика, не остается. Пользоваться общим (не специальным) словарем разрешается, однако на поиск нужных слов не хватает времени.
СОЧИНЕНИЕ. На его написание дается 2 часа. Темы носят социально-политический или социально-экономический характер, иногда они взяты в международном контексте (например, расширение ЕС и НАТО, законы в области экономики и внешней политики, взаимовыгодное сотрудничество двух стран, проблемы безработицы, пенсионная политика и т.д.). Объем этого вида работы — 500-700 слов, что составляет примерно 2,5 — 3 страницы текста, написанного от руки.
РЕФЕРАТЫ. Кандидаты, решившие сдавать экзамен на получение диплома одновременно устного и письменного переводчика (Dolmetscher/UEbersetzer), дополнительно остаются для написания 2-х рефератов: немецкого и русского. Для этого им сначала на русском языке зачитывается текст (1,5 стр. DIN A4), который они сразу после прочтения должны выполнить письменно на немецком языке. Время, отводимое на выполнение этого задания, — один час. Затем, соответственно, им зачитывается немецкий текст, содержание которого, также за 60 мин, должно быть письменно передано на русском как можно ближе к тексту.
По словам кандидатов, сдававших сразу оба экзамена (UEbersetzer/ Dolmetscher), рефераты — самая сложная часть задания. Поэтому IHK настоятельно рекомендует сначала попробовать сдать только часть экзамена — UEbersetzer, а на следующий год дополнительно досдать рефераты и, таким образом, постараться дополнительно получить диплом устного переводчика — Dolmetscher.
УСТНАЯ ЧАСТЬ экзамена, как уже указывалось выше, проходит в марте для тех, кто успешно сдал письменную часть, и состоит из короткого вводного рассказа о себе (5-10 мин звучания), небольшого собеседования на актуальные социально-политические и социально-экономические темы и двух устных переводов с листа (Stehgreifuebersetzung), один с русского на немецкий, другой — с немецкого на русский). На предварительный просмотр каждого текста отводится не более 3-4 минут. От вас затем ожидают грамотного, стилистически корректного, четко структурированного перевода, а не набора слов или подстрочника. Перевод должен быть беглым, не вызывающим долгих пауз, частых запинок и особых затруднений.
По мнению сдавших экзамен при IHK выпускников российских инязов, включая даже тех из них, кто в свое время окончил вуз с отличием, он на несколько порядков сложнее любых российских экзаменов, будь то госэкзамены, защита дипломной работы или кандидатский минимум по языку.

Что дает статус присяжного переводчика?

Во-первых, желающим найти ответ на этот вопрос сразу бы хотелось напомнить об интервью с Мариной Власовой, напечатанном в «Partner» 8/71 за август 2003 г. В статье подробно описаны случаи, в которых без официального переводчика просто не обойтись.
Во-вторых, у присяжных переводчиков всегда есть шанс получать неплохо оплачиваемые заказы на устные и письменные переводы от самой IHK, где все успешно сдавшие экзамены переводчики занесены в специальный каталог, причем иногда с указанием той или иной специализации, о которой в IHK известно после проводимого на устном экзамене собеседования.
Кроме того, все переводчики — неофициальные в том числе — могут стать членами Союза переводчиков Германии или его Отделения в земле Северный Рейн-Вестфалия (BDUE Dolmetscher- und UEbersetzer-Verband Nordrhein-Westfalen e.V.) и, будучи внесенными в каталог, получать информационные листки и материалы, а иногда и заказы на переводы. В своих брошюрах Союз подробно описывает процедуру, первые шаги и последующую деятельность переводчика, направленную на открытие им своего собственного частного бюро или коллегии. Более подробную информацию о Союзе вы сможете найти на сайте www.bdue.de
Не стоит забывать и о том, что степень присяжного переводчика, собственная именная печать — так называемый «штемпель» — это весьма престижное в Германии и в объединяющейся Европе звание, значение которого трудно переоценить, в особенности при поисках работы или попытках улучшить свои материальные и финансовые возможности на уже существующем рабочем месте. Некоторые фирмы доплачивают определенный процент к зарплате такого переводчика или каким-либо другим способом поощряют наличие у него столь высокой квалификации.
Спрос на блестящее владение несколькими языками в настоящее время заметно вырос и снижаться не обещает. В скором будущем, с широкомасштабным и повсеместным введением в Европе так называемого Европейского портфеля языков — Europaeisches Portfolio der Sprachen, наличие сертификата о полученных и вновь приобретаемых знаниях иностранных языков станет одним из самых важных критериев как при приеме на работу, так и во всем процессе общественного становления, развития и начала профессиональной ориентации любого гражданина Европы.
По всем вопросам, связанным с подготовкой к экзамену переводчиков при IHK, а также по вопросам сертификации ваших знаний любого из европейских языков, обращайтесь на сайт www.russischschule.de или по телефону 0211 44 46 85 в Русскую школу в Дюссельдорфе (Russische Schule Olga de Gilde).

Rosanna Rocci — Chaka Chaka

Gilbert — Weil du mein Leben bist 2013

http://www.youtube.com/watch?v=LXgZTyAiLG8

Павел Палажченко. Лекция «Перевод в современном мире»

Искусство перевода в эпоху Google Translate

https://www.youtube.com/watch?v=40ENvkKKq0k

Лекция И.Э. Клюканова в рамках регулярного курса по теории перевода

UTIC-2015. Мастер-класс по переводу в SDL Trados Studio 2015. Татьяна Виноградова и Елена Тарасова

https://www.youtube.com/watch?v=uvhzpCG5tIg