«Учиться, и когда придёт время,
прикладывать усвоенное к делу - разве это не прекрасно!» Конфуций
«Der Übersetzung Kunst, die höchste, dahin geht,
Zu übersetzen recht, was man nicht recht versteht» Friedrich Rückert

Проект МРО СПР «Помощь детям новых регионов России»

Книги от Союза переводчиков России, город Саранск

В преддверии новогодних праздников в рамках проекта «Помощь детям новых регионов России» Мордовское региональное отделение Союза переводчиков России (г. Саранск) при поддержке недавно учрежденных региональных отделений Донецкой и Луганской народных республик подготовило перевод двух сказок:

1) «Зонт» Евгения Рота предназначена для старшего школьного возраста;
2) «Похититель слов» Г.И. Шадлиха предназначена для младшего школьного возраста.

В это сложное время нам хотелось бы подарить детям небольшую сказку и позволить им хоть ненадолго вернуться в волшебный мир беззаботного детства.

Будут ли востребованы переводчики?

Для тех, кто боится выбрать переводоведение и лингвистику специальностью в бум развития ИИ и онлайн-переводчиков, мы попросили ведущих преподавателей ИЯиМКК ответить на насущный вопрос:

Будут ли востребованы переводчики?

Как вы считаете, будет ли актуальна профессия переводчика, спецалиста в области языкознания в наше время бурно развивающихся технологий автоматического машинного перевода и искусственного интеллекта?

Алёшина Юлия Валерьевна

Преподаватель с 35-летним стажем работы, в том числе переводчиком.

Первое, что я очень посоветовала бы сделать перед тем, как кто-либо займется выбором любой профессии, – это прочитать повесть Айзека Азимова «Профессия». Она послужила хорошим уроком достаточно приличному количеству моих родственников и знакомых, которые выбирали себе специальность. Более или менее удачным был их выбор – время покажет. Прочитайте, и будет понятно в каком направлении мы двигаемся. В любой профессии, которой вы бы не занимались, надо оставаться профессионалом: и это не бумажки перекладывать, не проводить какие-то научные исследования, в общем-то никому не нужные. В профессии надо заниматься профессией, и тогда вы будете успешны в любом деле. Профессия переводчика требует узкоспециализированных знаний и колоссального времени освоения. Ее нельзя совмещать с какой-либо другой: не получится быть горным инженером и переводчиком, врачом и переводчиком. Перевод требует всего тебя и всю твою жизнь. Если вы встаете на этот путь, то вы как начинаете со словарем, так с ним больше и не расстаетесь до смерти. Здесь вам придется принять, что до конца выучить невозможно. Я думаю, когда вы ужились с такими мыслями, то «угроза» от ИИ или чего бы то ни было, вас уже отпугнуть не может. Машинный перевод заменит самые примитивные функции человека: перевод договоров, инструкций, хорошо известных, клишированных вещей. Однако машина часто не учитывает сочетаемость, стилистику, метафоры и другие особенности. Именно поэтому без человеческой работы «после» здесь не обойдется. К тому же должен быть человек с лингвистическими знаниями, который эту программу напишет и запустит, и давайте еще не забывать про второго, который туда положит текст, и про третьего, который прочитает и слепит из сырого текста нужный результат. Безусловно, можно все отдать программам и искусственным интеллектам, если мы готовы жертвовать некоторыми объемами информации и получать в качестве перевода слова «дядька» «uncle», а не «old gentleman». А такие потери смысла возможны не везде. Также не стоит забывать, что переводчик – это медиатор. Это особенно заметно в сфере политического перевода. Часто профессионалу там придется быть посредником, самостоятельно сглаживать углы или наоборот. Все помнят знаменитый пример с «кузькиной матерью», когда переводчик Хрущева выполнил буквальный перевод, который привел слушателей в замешательство, и сделал угрозу эту мать показать еще более зловещей. Такие вещи требуют живого участия человека: умения ориентироваться в ситуации, такта, эмпатии. Человеку нужен человек: представлять страну на высшем уровне, на конференциях, конгрессах, сопровождать дипломатические миссии. Я думаю, идти на переводчика нужно смело. Это имеет огромные перспективы в гуманитарный век. Машина никогда не заменит настоящего мастерства.

Беляева Татьяна Николаевна.

– Руководитель специализации «Перевод и переводоведение».               

Развитие цифровых технологий, безусловно, оказывает большое влияние на процесс перевода, но это не означает, что профессия переводчика станет менее востребованной или совсем исчезнет. Если рассмотреть процесс перевода, выполняемого человеком, то происходит это по следующей схеме: прочитал, услышал и понял цель высказывания → подыскал соответствия в другом языке → сверил с оригиналом/целью высказывания → отредактировал перевод. В сравнении с этим процессом, процесс машинного перевода выглядит несколько иначе, прежде всего потому, что алгоритм не может на первом этапе распознать коммуникативную цель высказывания, хотя, конечно, может распознать предметную область, к которой относится текст, по терминам, например. Алгоритм имеет преимущество перед человеком на втором этапе процесса перевода, потому что может гораздо быстрее искать соответствия единицам языка оригинала в огромной базе текстов. Но и в этом случае существует ограничение: алгоритм ведет поиск только в тех текстах, которые использовались для его обучения, если он не был обучен на базе текстов, например, по астрономии, соответствия астрономическим терминам могут быть предложены совершенно «экзотические». На последнем этапе перевода, когда нужно сверить полученный перевод с оригиналом и, если нужно, его скорректировать, алгоритм выполнить эту задачу также не может, поскольку, как мы уже знаем, он не способен понять цели высказывания и соотнести с нею текст перевода. Таким образом, получается, что машинный перевод имеет преимущество перед человеческим в скорости подбора соответствий, то есть в том, что у человека занимает наибольшую часть времени в процессе работы. Для того, чтобы подбор соответствий алгоритмом в машинном переводе происходил корректно, требуется огромная предварительная работа специалистов, обучающих алгоритм и выполняющих подбор данных, используемых для обучения. Все эти специалисты должны очень хорошо понимать, как выглядят действительно хорошие тексты разных типов на соответствующем языке, то есть должны обладать лингвистическим знаниями, и, если нужно, хорошо знать терминологию конкретной предметной области. Это значит, что без предварительной работы высококвалифицированных лингвистов машинный перевод осуществляться не может. Предположим, что у нас есть прекрасно обученный алгоритм и мы получили переведенный текст. Может ли он сразу использоваться получателем/заказчиком? Если вы перевели текст для каких-то личных целей и полученный перевод прояснил для вас то, что вы хотели узнать, — цель достигнута. Но в большинстве случаев требуется выполнить так называемое постредактирование машинного перевода, которое устраняет возможные ошибки и приводит текст по форме к тому варианту, который напоминает перевод, выполненный высококвалифицированным переводчиком-человеком. Работа постредактора требует как глубоких лингвистических знаний, так и понимания процесса перевода. Рассмотренный процесс машинного перевода осуществим более или менее успешно в том случае, если мы переводим тексты, ориентированные на передачу объективных фактов и не имеющие никаких индивидуальных авторских особенностей формы. Однако машинный перевод почти неприменим, если требуется передать индивидуальные черты авторского стиля. Таким образом, можно сделать некоторые выводы о последствиях использования современных технологий в области перевода для переводческой профессии.

1.    Видимо, совсем исчезнет перевод «вручную» типовых, клишированных текстов (таких, как типовые документы, некоторые технические описания и т.п.)

2.    Станет очень востребованной работа квалифицированных постредакторов, возможно, еще и специализирующихся в конкретных предметных областях (например, нефтегазовой, металлургической и т.п.)

3.    Потребуются квалифицированные лингвисты для обучения алгоритмов и для создания баз обучающих текстов.

4.     Переводчики, работающие с художественным и креативными текстами, отражающими индивидуальный авторский стиль или созданными для воздействия на реципиента, будут востребованы в том же качестве и в будущем.

Хотите быть переводчиком? Значит, нужно учиться, учиться и учиться…

Убоженко Ирина Вячеславовна.

– Доцент ШИЯ НИУ ВШЭ. Член Союза переводчиков России.

Должна сказать сразу, что те, кто предрекают в скором времени окончательное исчезновение специалистов в области перевода под натиском тотальной роботизации, совершенно точно — ошибаются, поскольку сегодня мы имеем дело с обновленной профессией переводчика.

Огромной популярностью среди молодежи сейчас пользуется аудиовизуальный перевод, совмещающий в себе такие интереснейшие сегменты на пути перспективного развития и карьерного роста, как, например, озвучивание (профессиональный жаргон — «озвучание») и умение создавать субтитры при переводе и локализации различных форматов цифрового контента: видеофильмы, компьютерные игры, рекламные ролики, интерактивные платформы, трансмедийные проекты и мн.др. Переводчик-локализатор, переводчик-субтитровщик и даже актёр дубляжа и диктор, — всё это в данный момент очень нужные работодателям профессии, смежные с переводом, невозможные без владения претендентами творческими и управленческими компетенциями, которыми машина пока не обладает. Совершенно космической, на мой взгляд, особенно с точки зрения её социально-гуманитарной миссии, является и специализация в области тифлокомментирования/аудиодескрипции и жестового языка. И тем не менее, не теряют значимости, а как раз наоборот, и письменные дискурсы, требующие скрупулезного отношения к содержанию и контексту со стороны переводчика: это могут быть как тексты, обрабатываемые непосредственно человеком (безусловно, сегодня уже точно не без помощи AI машины), так и огромный пласт так называемого медийного контента для массового потребления, генерируемого в процессе выполнения машинного перевода, с использованием автоматизированных средств, и его последующего постредактирования человеком. Крупные объёмы исходного цифрового иноязычного контента требуют подготовки специалистов в области воссоздания разнообразных комбинированных форматов, а именно, локализации сайтов в формат сайта, с опорой на соответствующий конструктор, перевода типовых документов, реализуемого по специальному переводческому шаблону, и т.п. Отрадно отметить, что наряду с этим переживает расцвет художественный перевод, конвенционально письменный вид перевода, непременно передающий эстетические и эмоциональные коннотации оригинала, но который так же зачастую не обходится в наше время без обращения к помощи машины, в том числе и в ходе обучения т.н. креативному письму. Коренным образом на наших глазах трансформируется и профессия устного переводчика. Огромный интерес исследователей прикован сегодня к изучению партнёрской деятельности переводчиков, работающих в кабине синхронного перевода в тандеме: командный технологический процесс в этом случае реализуется одновременно с индивидуальными когнитивными процессами в голове каждого работающего на том или ином мероприятии переводчика, который непосредственно совмещает свои прямые обязанности с навыками управления совместной когнитивной деятельностью.

Профессия переводчика невероятно интересна и актуальна. Сейчас она одинаково требует как от молодых, так и от опытных коллег освоения новых актуальных навыков, часто полифункциональных и находящихся на стыке различных профессиональных сфер.

Если читателям интересно углубиться в тему, рекомендуем к прочтению статью Ирины Вячеславовны в соавторстве с Гоппен А.С. «Заменит ли нейросеть переводчика?» (Гоппен А.С. Заменит ли нейросеть переводчика? Изучение творческих решений в машинном переводе / А.С. Гоппен, И.В. Убоженко // DIDACTICA TRANSLATORICA. 2023. No2. С. 23– 29.)

Таким образом, использование цифровых технологий и ИИ, очевидно, ведет к возникновению новых профессий в переводческой сфере и сокращению видов работы, не требующей высокой квалификации, при этом востребованность лингвистических знаний, наоборот, растет. На наших глазах профессия трансформируется, но не исчезает.

Интервьюер –  Артибякина Вероника Романовна.

НИУ ВШЭ Факультет гуманитарных наук

Поздравление О. Ю. Ивановой С Новым Годом!

Совместные публикации

Союз переводчиков заявил о дефиците специалистов со знанием языков СНГ

МОСКВА, 25 дек — РИА Новости. Система подготовки переводчиков со знанием языков стран СНГ, а также родных языков регионов России в стране отсутствует, а потребность в таких специалистах бывает достаточно высокая, заявила РИА Новости президент Союза переводчиков Ольга Иванова. «У нас отсутствует система подготовки переводчиков стран СНГ и родных языков, а потребность в таких переводчиках иногда бывает достаточно высокая. Во всяком случае в судебном переводе мы далеко не всегда можем удовлетворить те запросы, которые к нам поступают из правоохранительных органов», — сказала Иванова.

Она отметила, что, если говорить о языках стран СНГ, то не хватает специалистов по всем направлениям, потому что это сложные восточные языки. Кроме того, по ее словам, не хватает синхронистов, специалистов устного последовательного перевода и специалистов в тематических направлениях перевода.

«Это языки восточные, это таджикский, который индоевропейский, вариант фарси, близкий, родственный к нему, а у нас переводчиков готовят очень мало, вернее практически не готовят, есть кафедры стран СНГ в Московском государственном лингвистическом университете, который является базовой кафедрой для подготовки специалистов по языкам стран СНГ», — добавила Иванова. По ее словам, в плане родных языков народов России, «здесь практически отсутствует даже попытка готовить специалистов по этим языкам», а востребованность в таких специалистах есть. «Это очень большая, серьезная проблема в нашей стране, которую надо развивать, и я имею в виду и СНГ-языки, и, прежде всего, перевод, и языки народов России», — подчеркнула Иванова.

Говоря о европейских языках, президент Союза переводчиков добавила, что в последний год есть динамика сокращения востребованности специалистов по таким языкам, как, например, французский и немецкий, при этом спрос на английский язык остается.

«Хорошо было бы, конечно, чтобы развивались языки тех новых направлений — БРИКСШОС. Португалистов, я знаю, у нас не очень много, хотя мне известно стремление наших португалистов создать такую ассоциацию, но переводчиков с португальским не очень много у нас, к сожалению, а востребованность есть, это все-таки Южная Америка, много стран с португальским языком», — пояснила она. Также, по ее словам, необходимо готовить и специалистов по редким языкам, хоть на них и не очень большой спрос, но надо иметь специалистов в запасе, а сейчас такие языки «не очень изучаются».

Источник: РИА новости

Двадцать четвертый Санкт-Петербургский конкурс молодых переводчиков Sensum de Sensu

Двадцать четвертый Санкт-Петербургский конкурс молодых переводчиков Sensum de Sensu является общероссийским творческим конкурсом в области письменного перевода. Конкурс является всероссийским с международным участием – в нем могут участвовать граждане России и граждане зарубежных стран, проживающие как в России, так и за рубежом.

Конкурс проводится с 18 декабря 2023 года по 19 апреля 2024 года. Процедура регистрации конкурсантов — согласно Положению о конкурсе.

Всю подробную информацию ищите по ссылке: http://utr.spb.ru/

«Хищник в мире растений» / «Die grünen Vampire»

Ловушка для насекомых: муха в мертвой хватке росянки, которая выделяет ароматное клейкое вещество.

Росянка чаще всего растет на верховых болотах. Это растение является одним из самых загадочных живых организмов на Земле, так как оно способно ловить и переваривать насекомых.

Тео Лобзак.

Остров Мадагаскар хранит множество тайн, но самая зловещая из них связана с «деревом смерти». Говорят, что оно заманивает к себе людей вглубь джунглей, чтобы в конце концов убить. Беспечные путешественники, устраивающие ночлег под его ветвями, не доживают до утра. Легенды повествуют об огромных змееподобных листьях, которыми таинственное растение обвивает и душит своих жертв, словно щупальцами осьминога.

Действительно ли растение плотоядное или это вымысел? В этом вопросе решил разобраться писатель Фридрих Шнак. Он обнаружил, что «деревья смерти» действительно существуют на Мадагаскаре. Туземцы показали ему два таких дерева. Одно из них представляло собой величественный тамаринд, принадлежащий к семейству бобовых. С его ветвей, словно лассо, свисали многочисленные каучуковые лианы из семейства кутровых. Второе дерево оказалось сливой из пород косточковых с широко раскидистыми ветвями.

Фридрих Шнак сообщает, что оба дерева создавали великолепную тень в жаркий день. Он задался вопросом, почему же под ними время от времени находили мертвые тела. Ответ заключался в оставшейся жидкости в разбитых кувшинах на земле рядом со стволом дерева. Самоубийцы пили здесь отвар из ядовитых клубней лимнобиума, чтобы напоследок насладиться освежающей прохладой в тени.

Шнак также выяснил причину самоубийств. На Мадагаскаре существует миф о том, что после смерти человек становится сильнее, чем он был при жизни. Говорят, если у человека был враг, с которым он не мог справиться, ему нужно было покончить с жизнью, чтобы побороть его в мире мертвых.

Несмотря на то, что «деревья-людоеды», — всего лишь легенда, все же существует множество плотоядных растений. Среди четверти миллиона цветковых растений, известных сегодня на Земле, насчитывается около 360 «хищных» видов. Их можно разделить на пять семейств, включая те, которые могут переваривать относительно крупными существами (например, мышами и лягушками).

Так, например, если в летний день пройти вдоль болота, можно найти удивительное растение – росянку круглолистную. У нее есть черешковые листочки, покрытые липкими железистыми волосками. В центре они короче, чем по краям. Железы выделяют жидкость, похожую на росу. Манящая капля «росы» оказывается на поверку липкой слизью.

Любое насекомое, легкомысленно приземлившееся на блестящий от росы лист, сразу же прилипает. Более того, лист росянки необычайно чувствителен, он способен распознавать «добычу» и затем все волоски приходят в движение. Изгибаясь к центру, чтобы облепить пойманное насекомое клейким веществом и переместить ее в самую середину листа — туда, где находятся пищеварительные ворсинки. Постепенно лист росянки смыкается над насекомым, и оно уже не может выбраться.

Так начинается следующий этап. Крошечные железы выделяют пищеварительный сок, который растворяет живую «добычу». Их белковые составляющие расщепляются на химические строительные компоненты (аминокислоты) и всасываются растением. Другие вещества, такие как фосфаты и нитраты из организма насекомых, также расщепляют жидкость для растения до легко усваиваемой формы. В зависимости от размера насекомого этот процесс занимает от нескольких часов до нескольких дней. Затем железистые волоски снова выпрямляются. Неусвоенные остатки улетучиваются. Маленькая, смертоносная росянка готова к новой «охоте».

Источник: Новая вселенная, издательство Südwest в Мюнхене

Перевод выполнен переводчиком-стажером Юлией Хайровой

Проба пера. Конкурсные переводы отрывка из романа современного немецкого писателя К. Шмука «Сонный паралич». Жанр — хоррор.

Перевод выполнен переводчиком-стажером МС МРО СПР Натальей Виняйкиной:

В детстве я ужасно боялся многих вещей. Когда мне было два года, я боялся Деда Мороза, по крайней мере, так мне постоянно твердила мама. Несколько лет спустя я испугался сцены из «Губки Боба Квадратные Штаны», а именно вампира Носферату, в реальное существование которого я верил. Призраки и другие монстры, поджидающие в темных углах моей комнаты момента, когда я усну, не раз заставляли меня перебираться в постель родителей. Не говоря уже об инопланетянах, которые пытались меня похитить.

          Такие страхи не редкость для детей. В этом возрасте они боятся всего, что незнакомо и вызывает чувство незащищенности и опасности, но обычно эти страхи в какой-то момент исчезают в процессе взросления и развития психики. Мы учимся заглядывать в подсознание и осознавать, что такие существа, как призраки, монстры и т.п. не существуют и следовательно, не могут причинить нам вреда.

Конечно, фильмы ужасов продолжают пугать людей и в зрелом возрасте, но они уже несопоставимы с детскими страхами.

Логика разума взяла верх, и в течение многих лет я тоже был уверен, что сверхъестественного не существует. Пока около двух месяцев назад со мной не произошел ужасный случай.

Тот день ничем не отличался от других, по крайней мере, я не помню, чтобы занимался чем-то особенным. Все, что я помню, это, как прошел мой вечер, я пил пиво и наблюдал за тем, как моя любимая футбольная команда проигрывает третий раз подряд.

После просмотра игры, вымотанный и уставший, я отправился в свою спальню. Я снял с себя верхнюю одежду и просто бросил её на пол, как и делал каждый вечер. У меня уже вошло в привычку на следующее утро бросать эту одежду в корзину с грязным бельем, которая стояла в ванной.

Я помню, как закрыл дверь и приоткрыл окно в спальне. Была теплая летняя ночь,

 полная луна необычайно ярко светила в мое окно. Прекрасное зрелище, но оно не отвлекало меня от удручающих мыслей о поражении любимого клуба.

Одетый только в нижнее бельё, я улёгся в кровать, закрыл глаза и уснул.

Казалось, я только на мгновение прикрыл веки, как тут же открыл их снова. Что-то показалось мне странным. Я лежал на спине, в том же положении, в котором и уснул. Моя голова была слегка приподнята двумя подушками, и я смотрел вперед на свой шкаф. Свет луны, который еще мгновение назад был ярким, стал тусклее. Скралась ли она, или заволокло её облаками? Я попытался повернуть голову в сторону, чтобы посмотреть в окно и оценить происходящее, но я будто забыл, как ей двигать. Это не единственное, что насторожило меня: когда я попытался встать, то понял, что все моё тело парализовано. Я потерял всякий контроль над ним и не мог сделать ничего, кроме как позволить своему взгляду в панике блуждать по комнате. Мое дыхание участилось, сердце забилось сильнее, и удары стали настолько сильными, что я слышал, как кровь бежит по моим венам.

Страх нарастал, паника охватила меня, и тут что-то привлекло мое внимание. В углу комнаты кто-то стоял, вернее, что-то.

В промежутке с метр между шкафом и стеной я заметил движение. Мой взгляд застыл, зрение адаптировалось к темноте, и я увидел тень чего-то неестественного.

Неизвестный мне объект двигался вперед-назад, слегка покачиваясь. Однако на том уровне, где у человека должна находиться голова, я увидел огромную грудь, которая при каждом вдохе и выдохе вздымалась, а затем снова опускалась.

Когда я увидел голову существа, расположенную еще выше, страх начал нарастать с каждой секундой. Сквозь тьму на меня смотрели два огромных глаза. Под словом «огромных», я имею ввиду действительно огромных. Ибо кожисто-серая жуткая голова этого существа состояла только из глаз и широкого рта, который открывался и закрывался на вдохе и выдохе. Я не смог распознать никаких других черт человеческого лица, ни волос, ни ушей, ни носа не виднелось в темноте.

Так я и лежал, глядя прямо в нечеловеческие глаза этого ночного гостя. Моё сердце, которое мгновение назад бешено качало кровь по моему телу, будто замерло.

Я все еще не мог пошевелиться, но даже если бы и мог, то не знал бы, что делать. Возможно, прошло всего лишь несколько секунд, но они казались вечностью. Такого ужаса я ещё не испытывал никогда!

Перевод выполнен переводчиком-стажером МС МРО СПР Юлией Хайровой:

В детстве я панически боялся многих вещей. Когда мне было два года, я боялся Деда Мороза, по крайней мере, моя мама не перестает об этом рассказывать. Пару лет спустя я боялся сцены из мультфильма «Губка Боб», где появлялся вампир Носферату, которого я принимал за реальное существо. Воображаемые мною призраки и другие существа, прятавшиеся в темных углах моей комнаты и ожидавшие пока я засну, внушали мне такой страх, что порой я убегал и забирался в постель к своим родителям. Не говоря уже об инопланетянах, которые хотели меня похитить.

Эти страхи не были чем-то необычным для ребенка. В этом возрасте он начинает бояться прежде всего того, что кажется ему странным, что вызывает у него чувство неуверенности и беспомощности. Подобные страхи все же, как правило, со временем исчезают, когда ребенок взрослеет и начинает понимать, что к чему. Мы учимся познавать реальный мир, и понимаем, что такие существа как привидения, монстры и прочая нечисть, на самом деле не существуют, и поэтому не могут причинить нам никакого вреда.

Конечно, фильмы ужасов и всякие там страшилки пугают нас еще и во взрослом возрасте, но это уже несравнимо ни с какими детскими страхами.

Разумеется, в конце концов, логика побеждает, и поэтому я в течение долгих лет был твердо убежден в том, что сверхъестественных сил не существует. До ужасного происшествия, которое произошло около двух месяцев назад.

Это был вполне обычный день, по крайней мере, я не припомню, чтобы я тогда был занят каким-нибудь стоящим делом. Мне запомнилось только то, что я провел вечер, попивая пиво и наблюдая по телевизору, как моя любимая футбольная команда проигрывает третий матч подряд.

Расстроенный и уставший после просмотра игры я поплелся в свою спальню. Я разделся и просто сбросил верхнюю одежду на пол так, как я делал это каждый вечер, потому что я как-то уже привык, на следующее утро отправлять ее в стоящую в ванной корзину с грязным бельем. Я помню еще, что прикрыл дверь и отворил окно в спальне. Была теплая летняя ночь, и полная луна особенно ярко светила в мое окно. Прекрасный вид, который, правда, не слишком-то отвлекал меня от чувства горечи поражения моего любимого футбольного клуба.

И вот я, будучи одетым в одни трусы, лег в кровать, закрыл глаза и уснул. Мне привиделось, что будто бы я ненадолго закрыл глаза, но тут же снова раскрыл их. Что-то было здесь не так. Я лежал на спине, в том же положении как я заснул. Моя голова, лежавшая на двух подушках, была немного приподнята, и я оцепенело глядел на свой платяной шкаф.

Вдруг озарявший мою комнату яркий лунный свет стал бледнее. «Может быть луна переместилась в другую сторону или скрылась в облаках?» — подумал я. Я попытался повернуть голову набок, чтобы посмотреть в окно и понять в чем там дело, но я словно забыл, как это делается. Но это было еще не все, что со мной произошло. Когда я попробовал встать, оказалось, что мое тело меня не слушается, словно оно было парализовано. Я полностью потерял контроль над ним, и был неспособен предпринять нечто большее, чем в панике шарить взглядом по комнате. Я чувствовал, как мое дыхание учащается, сердце все сильнее колотится в груди, а его удары становятся такими бешеными, что я ощущал пульсацию в ушах.

Мой страх только усиливался, я паниковал все больше и больше. Затем что-то привлекло мое внимание.

В углу моей комнаты кто-то был. Точнее что-то.

В довольно просторном промежутке между моим платяным шкафом и стеной я заметил какое-то движение. Я стал вглядываться в темноту, постепенно привыкая к ней, и, наконец, различил там смутные очертания какого-то странного существа.

Оно, слегка покачиваясь, двигалось вперед и назад. На уровне, где должна была бы находиться голова, я увидел только огромную грудную клетку, которая вздымалась и снова опускалась при каждом вздохе.

Я пришел еще в больший ужас, когда поднял глаза и увидел на ней голову существа. В темноте на меня смотрели два огромных глаза. И если я говорю, что они были огромными, то это действительно так. Ведь у обтянутой кожей чудовищной морды этого существа, были только глаза и широкая пасть, которая открывалась и закрывалась в ритме его дыхания. Других признаков человеческого обличья мне разглядеть не удалось, в темноте не было видно ни волос, ни ушей, ни носа.

Так я и лежал, глядя прямо в нечеловеческие, совершенно белые глаза этого ночного монстра, и мне казалось, что мое сердце, которое только что бешено колотилось, на мгновение остановилось.

Я все еще совершенно не мог пошевелиться, но даже если бы и смог, то от страха не знал бы что мне делать.

Наверное, мой ночной кошмар длился всего лишь несколько секунд, но мне показалось, что прошла целая вечность. Такого панического страха я еще не испытывал за всю свою жизнь!

Поздравляем Виняйкину Наталью с победой в V Всероссийском конкурсе переводчиков «На грани культур, языков и идей»

Переводчик-стажер Наталья Виняйкина заняла 3 место в V Всероссийском конкурсе переводчиков «На грани культур, языков и идей», который ежегодно организуется кафедрой немецкого языка Института иностранных языков Орловского государственного университета имени И.С. Тургенева.

Поздравляем Наталью и желаем ей дальнейших успехов!

Мастер-класс в МОУ «Гимназия №12», ассоциированном члене СПР

11 декабря для учеников 10 А класса ассоциированного члена Союза переводчиков России Гимназии № 12 руководитель МС МРО СПР Татьяна Куренкова и переводчик-стажер Наталья Виняйкина, провели мастер-класс по краудсорсинг переводу, а также рассказали про факультет иностранных языков МГУ имени Н.П. Огарева и Молодежную секцию МРО СПР.

Татьяна и Наталья помогали ученикам разобраться с трудностями и давали полезные советы по переводу. Ребята обсуждали коллективно переведенные тексты, внося исправления и улучшения. Они смогли попробовать себя в роли переводчиков и редакторов. Результатом стал перевод английского текста «Facts about WINTER».